maxminimum (maxminimum) wrote,
maxminimum
maxminimum

Иеромонах Никон

Костя перешел в Данилов монастырь послушникомв 1992 году. Архимандрит Кирил Павлов благословил
своего молодого келейника помогать новому наместнику. Он умел устраивать приемы, встречи, делать все красиво и со вкусом.
Начинал Костя церковное служение на Антиохийском подворье у архимандрита Нифонта, этом островке церковной свободы в Москве. Там было много молодежи. Не заставляли записывать данные с крестин и венчаний. Органы не решались открыто контролировать зарубежное подворье. Зосима, Никон и многие другие первую практику обрели под меньшиковой башней. Когда восстанавливали Данилов, Костя принимал участие
в работах, моя супруга помнит его с лопатой и тачкой.
Что-то у него не сложилось с личным и склонило к монастырскому жительству. Келья старшего келейника была сразу слева от входа в дом наместника, поэтому я частенько заходил к нему. Кажется без благословения он не мог принимать у себя посетителей, но какое благословение, когда ты молодой, общительный, а в жизни столько интересного. Комната была заполнена старинными книгами, иконами, на стенах, полках картины, офорты, акварели, в углу старый докторский саквояж для треб. Красивые вещи раздаривались друзьям, их место занимали новые. Масса знакомств с писателями, художниками, посещение выставок, всякие встречи заполняли его досуг. Он увлеченно рассказывал о своих друзьях из мира искусства, к некоторым приглашал съездить вместе. Офортистка Ольга Владимировна с его легкой руки стала другом нашей семьи, мои родители особенно ее полюбили, ездили в мастерскую на Покровку, приглашали в гости. До сих пор любуюсь подаренными офортами из ее питерской, даниловской и каргопольской коллекций.
Вскоре после иерейской хиротонии Никона назначили старшим по патриаршей резиденции в Даниловом.
Патриарх Алексий редко посещал это место и жизнь Никона стала еще свободней. Он взял к себе в сожительницы крысу. Крыса любила отца хранителя, спала в его кровати, часто сидела у него на плече и что-то шептала в ухо.
Иногда она убегала из кельи и бегала по резиденции, как-то даже повстречалась с патриархом. Благодаря Никону я тогда осмотрел все комнаты этого дворца.
Однажды мы с ним поехали на праздник в Оптину и на обратном пути под Шамородино он, увидев на дороге
знакомую девушку, художника-реставратора, попросил остановить машину и познакомил меня с будущей супругой.
Интересная фраза досталась от него мне в наследство. Освящали квартиру моим родителям, сидели за столом, было хорошо. Когда прощались очень его благодарили и услышали шутку:
- С тех пор как шумеры придумали деньги вопрос о благодарности решился навсегда.
Надо сказать посмеялись, но не поняли. Так и не отблагодарили.
Теперь сам так шучу порой.
Tags: Данилов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments