Ангелу на заметку

⁃ Батюшка, у меня проблемы с Ангелом Хранителем!
⁃ Да? А что случилось?
⁃ Я с ним поругалась.
⁃ Поругались? Из-за чего же?
⁃ Он мои просьбы выполняет, но почему-то с какой-то иронией.
⁃ Я так понял, Вы с Ним на прямой связи. И быстро Вы получаете ответы на свои обращения?
⁃ Да. Мгновенно.
⁃ Да уж. Полагаю, такие отношения не часто складываются. А что на этот раз не так?
⁃ Ну. Просила чтобы Он меня свёл с одним человеком, а тот оказался не тем. Я обиделась, что Он меня не защитил и поругалась.
⁃ Может это Вы не то просили, а Он просто исполнил?
⁃ Я тоже потом так подумала.
⁃ Ну, ничего, зато стали мудрей и опытней.
⁃ Ну, да. Но хочется же счастья в жизни. А то все один опыт и опыт.

Я дальше молчал.
Надеюсь, её Ангел слышал, что ей хочется.

После акафиста

После акафиста подошла женщина договариваться о крестинах своего младенца. Давно знаю и переживаю её ситуацию. Молодая, умная, красивая, но у неё рассеянный склероз уже несколько лет и все потихоньку безнадежно ухудшалось, но тут такое необыкновенное в ее обстоятельствах событие перевернувшее жизнь и вернувшее смысл.

⁃ Знаете, если бы мне предложили попросить все что угодно, я бы о подобном даже бы не помечтала просить! - призналась она блаженно.

Поговорил с ней и показалось, что чем-то облучился и сам стал немного блаженней.



Потом подошёл влюблённый молодой человек.
Он не понимает, почему девушка в последнее время изменилась к нему. Страдает, придумывает причины и объяснения. Готов всем жертвовать, чтобы её от чего-то спасти или избавить. Что делать? Как молиться?
Говорил он долго, с анализом, разбором, но и по-юношески без оглядки распахивая душу и изливая на меня бездонные океаны своей несчастной любви.

Я поначалу сидел, слушал, немного веселился от его молодых страданий, потом, переполнившись, устало ждал конца страстного монолога, понимая, что тут ничем не поможешь, кроме как выслушиванием. А затем меня, вдруг, зацепило, вспомнилось что-то, умилило, улыбнуло, навеяло.
Нет, я ему не позавидовал, уже прошло это время для меня, но неожиданно зауважал его муки и даже краешком вспомнив прошлое, тоже что-то почувствовал.
Он выговорился и, изнеможённый, поблагодарив, ушёл.

Ехал домой, вздыхал, моргал и наполнялся осознанием Халкидонской неразделимости страданий, любви, счастья и горя.

Ходить по водам

Хождение Спасителя по водам и тонущая лодка с апостолами навеяли образ.
Лодка - церковь.
Выйти из лодки и тонуть - расцерковиться, покинуть церковь.
Выйти из лодки и ходить по воде - перерасти церковность, стать свободным над всем или по мысли святителя Амвросия: ‘стань святым и делай, что хочешь’.

Знаю, видел, есть такие, кто «ходит по водам». Они не то что расцерковляются, а делают, что хотят. То плавают, то ходят.

Блаженны, ходящие по водам, ибо они уже всё прошли.

О чувствах

В центре реабилитации после молебна молодой человек, инвалид колясочник, подкатил поговорить.
Увлечённый целью встать на ноги, он рассказывал о занятиях на тренажерах, о своих первых попытках удержать равновесие, просил всех благословений на лечение.
Я терпеливо слушал и вежливо отвечал, пока меня неожиданно не сбил с ног вопрос:

⁃ А что вы чувствуете, когда ходите?

Даже мурашки побежали.

Шёл домой и пытался почувствовать, что чувствую.
Ничего.
Просто иду.
Ну, устал, ну, быстрей домой хочется, на диван.
Таджики мели желтые листья. Решил пошуршать. Как же приятно шуршать!
Ну вот, хоть что-то почувствовал.

Но теперь хочется найти счастливого и тоже спросить его:
⁃ Что ты чувствуешь, когда счастлив?

Не сбылось

Утверждение, что жизнь - это подготовка к смерти меня всегда удручало.
Как-то хочется, чтобы жизнь жизнью, а смерть смертью.
Или пусть смерть - часть жизни, но никак жизнь - часть смерти, как учат некоторые преподобные.

Помнится, когда мне поставили ошибочный смертельный диагноз, неожиданно для себя я наполнился такой полнотой жизни, как ни до, ни после. Целых две недели летал, пока диагноз перепроверяли. То были удивительные дни, за которые я благодарен Богу аж в квадрате.

Поэтому опытно знаю, что смерть призвана наполнять жизнь, а не наоборот и призыв «помни о смерти» для меня - это живи во всей полноте. (Не путать с делай все, что хочешь).

И мне совершенно не понятны призывы жить так, как будто ты уже мёртв.
Глупость и извращение, на мой взгляд. Может для пустынников подобный девиз нормален, но это только их личный узкий выбор.

На днях женщина, живущая в нашем многолюдном районе и очарованная призывом умереть для мира, недоуменно мне рассказала:

Она молилась, чтобы Господь открыл ей день смерти и как-то во сне ей пришло извещение, что она умрет ровно в свой день рождения N-го сентября, когда ей стукнет 70.

Приняв и поверив, она начала усердно готовиться. Накануне смерти поехала в Лавру, заказала по себе годовое заупокойное поминовение со следующего дня.
Но к своему великому удивлению не умерла.

⁃ Что мне делать с поминаниями? Поехать, отменить? - пытала меня неудавшаяся покойница.

⁃ Оставьте, там разберутся. - отговаривал я.

Она приняла совет, но все житейское подбившая и уже внутренне умершая не очень понимала зачем ей жить.
Так и пошла.

Всегда пытаясь для большего понимания поставить себя на место собеседника, на этот раз я не смог этого сделать.
Пожалел её только и ещё раз удостоверился, что пока живётся, лучше жить.

Всеволод Овчинников

Умер друг нашей семьи, Всеволод Владимирович Овчинников.
Он дружил с родителями, часто бывал у нас в гостях.
Те, кому за пятьдесят, помнят, как он вёл ‘Международную панораму’ - воскресную программу на Первом, читали его книги об Японии, Китае, Англии- ‘Ветка сакуры’, ‘Корни дуба’.

Меня он всегда восхищал какой-то юношеской лихостью в поведении помноженной на культуру, воспитание и опыт. Эту самурайско-джентльменскую манеру сложно повторить, если самому не быть одновременно самураем и джентельменом, выросшим в России.

Бывало, засидевшись, он переходил на японский. В апогее читал свои неожиданные стихи. Я помню свой открытый рот в эти минуты. Жалко стихи не изданы, а я их не запомнил. В конце, после всех песен, тостов и историй они с отцом тут же за столом менялись рубашками в знак дружбы. Этот обычай я кажется перенял от них.
Умер от остановки сердца в 95 лет. Сегодня похоронили.
Вечная память!

Блогер?

В воскресение пришло много школьников и студентов.
Молились, подходили под благословение на учебный год. Смотрел на них с удовольствием, пытаясь прозреть будущее и зная по опыту, как интересно быть студентом, учиться и жить.
Одним из последних подошёл и молодой паренёк, простоявший всю службу, а затем молебен и панихиду.

⁃ В какой класс идёшь? - спросил я его с высоты, с энтузиазмом поднимая руку для благословения.
⁃ Нет, батюшка. Благословите меня на покупку квартиры. - ответил юноша, скромно опустив очи.

Что-то во мне сжалось, когда я его механически благословлял.

⁃ Заработал на квартиру? - сам собой задался растерянный вопрос.

Но юноша ничего не ответил, лишь таинственно улыбнулся, уходя.

В этот же день ещё одна семья приходила за подобным благословением, но с ними у меня ничего не сжималось.

Какой-то удар по понятиям с этим юношей. Ниже челюсти.

Интересно

Заметил, что почти перестал думать о завтрашнем дне. Планы конечно строю, но особо не переживаю, что там будет завтра, потому что хватает полноты настоящего дня.

С возрастом оказывается жить все интересней и интересней. Каждый день приносит свои радости. Все больше созерцания, желания молчать, не мешать, любоваться, никуда не спешить и благодарить.

Даже за неприятностями интерес не теряется, у них есть свой, особенный, процесс.

Склонен думать, что это больше возрастное и душевное, чем духовное. Потому что замечал что-то подобное и у многих внешних к церкви людей.

Колбаска

По металлической ограде, разделяющей территории небольшого деревянного храма на окраине города и дома престарелых, пружинисто скакала белка. Пару раз она останавливалась и , встав на задние лапки , выжидательно всматривалась в скопление людей на храмовой стороне. Пушистый хвост её флагом поднимался вверх, призывно сигнализируя явление своей хозяйки.

Шла воскресная служба. Маленький, деревянный храм не вмещал прихожан , и добрая половина их молилась во дворе, слушая уличную трансляцию и греясь в тёплых солнечных лучах пришедшего, наконец, лета.

Появление зверюшки заметно оживило молящихся на улице. Люди заулыбались и сразу несколько человек поспешили к повешенной на дереве кормушке, доставая из карманов вкусненькое.
Дети, до этого рисовавшие мелом на асфальте, тоже оторвались от своих игр и теперь шумно смотрели на белкину трапезу. А хвостатая, не спеша оценив пожертвования и позавтракав, выбрала лучшее и ухватив зубками запрыгала по лиственницам вдоль тропинки во свояси.

Проводив взглядами гостью, прихожане постепенно вернулись к своим прежним молитвенным занятиям, а блаженные улыбки на их лицах свидетельствовали о приятных переживаниях прошедшего посещения.

⁃ Это добрый знак от Господа! - поучительно сказала одна мамочка своей возбужденной маленькой дочке, уже рисовавшей мелом на асфальте белочку со сложенными молитвенно лапками и с крестиком на грудке.

Дмитрий тоже заметил рыжую посетительницу, но погруженный в покаянные переживания, оценил её появление соответственно: Вот! Всякое дыхание да хвалит Господа! Только я один, самый грешный, не хвалю и не радуюсь!

Он готовился к исповеди, пытаясь собраться к предстоящей беседе со священником.
Но в предисповедальном волнении в голове бурлило. Мысли сверкали фейерверком, спешно опережая одна другую. Покаянное настроение перебивалось набегами глупых воспоминаний о чем-то важном, но потом, вдруг, совсем не нужном. Сосредоточенность сбивалась и с трудом собиралась вновь, чтобы вскоре сбиться ещё скорее.
Все эти разговоры, главреж, коллеги, тщеславие, главная роль в новом спектакле, капризы дочки, обида, перепутанные цветы, неудачное прослушивание на очередной многообещающий сериал, опять пропущенные вечерние молитвы, постоянная жужжащая мысль о госпремии и под конец - белка, все это бусами нанизывалось на пытавшегося из последних сил собраться с мыслями исповедника. Он даже физически напрягался, вытягиваясь во весь свой немалый рост, и крепко сжимал зубы, пытаясь так помочь запутавшемуся уму.

За забором, на стороне пансионата ветеранов, уже давно выписывал круги один из его постоянных жителей. Озабоченный чем-то пожилой мужчина всматривался в молящихся на улице в крайней нерешительности. Он то подходил близко к забору, желая к кому-то обратиться за ним, а затем, вдруг, отходил, смущенно передумав. Мысль, двигавшая им, подвела его, наконец, к седящей на лавочке и задумчиво прислонившейся головой к забору мамаше, чья дочка уже заканчивала рисовать мелом на асфальте белку с крестиком.

⁃ Можно Вас попросить? Нас не выпускают из-за карантина. Не могли бы Вы купить мне кое-что в магазине?- обратился он к женщине.

Та замерла на пару секунд и ничего не отвечая медленно отвернулась всем телом, а затем широко перекрестилась под доносящийся из уличных колонок возглас священника.

Ветеран, с застывшей на лице просьбой, постоял на месте, а затем, сморщившись, потупясь и шаркая, робко отступил вглубь пансионата.
Через несколько минут, сделав небольшой круг, он снова приблизился, томимый своим желанием. На этот раз, выбрав стоящего близко к забору Дмитрия, он, взявшись обеими руками за вертикальные прутья ограды и втиснув между ними стриженную ёжиком седую голову, нерешительно попросил:

⁃ Простите пожалуйста! Не могли бы вы купить мне колбаски?

Дмитрий опешил, с таким трудом собиравшийся до этого священный настрой вдруг рассыпался и, пытаясь его удержать, молитвенник ответил строго:
⁃ Сейчас служба идёт, я не могу отойти. - И чувствуя неожиданный внутренний укол, добавил через паузу. - Когда кончится, будет время, схожу куплю.

Старичок опять виновато сморщился и снова молча отступил.
А к мысленной карусели в уме Димы добавилась ещё и колбаска: она предстала в виде круга Краковской и укоризненно не хотела исчезать.
-Может я зря отказал? Может надо было сбегать купить? А вдруг этот дедушка не случайно попросил? И это меня Бог испытывал? «Алкал и накормили меня» - колоколом вспомнилось евангельское. Но я же не отказал, только попросил подождать. Служба же. - пытался он бороться.

Ум постепенно закружился вокруг колбаски. Все ушло, кроме неё, и она вдруг стала главной неотступающей мыслью, с которой Дмитрий и пошёл на исповедь.
А ветеран все так и шаркал неподалёку, обращаясь периодически с той же просьбой к другим молящимся, неловко сморщиваясь опять и опять.

После службы Дима подошёл к ограде и окликнул уже совсем растерянного дедушку:
⁃ Вам ещё нужна колбаска? Я сейчас могу сбегать.
⁃ Да! Да! - просиял ветеран. - А купите мне ещё печенья и чая. - разгладил он свои морщины.

Возвращаясь домой, Дмитрий вдруг почувствовал себя счастливым. Колбаска уже не мучала, а сияла, освящая и наполняя сердце теплотой и сытостью.

⁃ Не зря сегодня прожил день, а может и жизнь не зря прожил! Колбаску купил! Бог с ней, с госпремией. - повторял Дима радостно и весело.

Война и мир

Съездили с прихожанами на экскурсию.
Давно не ездили никуда. Решили возобновить поездки.
Для первой выбрали главный храм вооруженных сил в парке Патриот и Новоиерусалимский монастырь.

В новый военный храм давно хотелось съездить. Много отзывов. В инете, в основном, плохие, от побывавших там знакомых - хорошие.

От стоянки идти к храму через огромную площадь, по периметру которой располагаются музейные экспозиции под открытым небом, кафе и входы в музей.
Непривычный защитный зелёный цвет собора, поначалу, воспринимался некомфортно, хотя я уже много прочёл и услышал отзывов и впечатлений и вроде был готов. Но по мере приближения воображение подсказало, что здание собора мне напоминает закованного в латы и кольчугу богатыря. Тем более стены почти полностью покрыты металлическими деталями, а золотые купола сделаны в виде шлема Александра Невского с картины Нестерова.





Приехали мы рано утром, чтобы постоять на службе. Будний день. Вошли в храм через огромные железные ворота с горельефами Бориса и Глеба, сделанными в Шемякинском стиле. Храм совершенно пустой, совсем никого. Служба в боковом алтаре, рядом поёт взвод солдат срочников.



Над центральным алтарем парит огромная золотая скульптура Спасителя воскресшего в облаке взволнованных мозаичных серафимов ,за ними глубокий синий фон космоса, исполненный звёзд. Все это подсвечивается изнутри и снаружи так, что сразу веришь - тьма не может поглотить свет. С этим ощущением долго смотрел на центральную апсиду под пение хора и возгласы служащего.
Об этом образе больше всего встречал плохих мнений: спорно, нетрадиционно, неправославно, неканонично. Не знаю, но по мне, так художник подошёл к той грани, где сводит дыхание.

Стены храма покрыты мозаиками. Причём, их можно разделить на традиционные иконы и изображения воинов.
Первые, может быть, из-за своей привычности не производят сильного впечатления, а вторые, расположенные в основном на западной стене, довели некоторых из нас до слез. У меня в горле тоже стоял ком, когда я их разглядывал. Живые лица наверняка сделаны с военных фоток реальных воинов. Когда всматриваешься, обязательно приходят мысли о контрастах войны, смерти и жизни.
Возвращался и всматривался в эти парсуны по нескольку раз.
Есть в храме, если я правильно понял и новая иконография. Несколько образов Божией Матери среди военной разрухи и огня.
Фотки их не передают, но глаза увлажняются, когда стоишь под ними..




Пол и ступени в храме железные. Из больших плит с глубоким рельефом. Не представляю, как его очищают от грязи и свеч. Это кажется невозможно, но он чистый. Армия!

Снаружи собор весь в барельефах и металле. Кажется даже перегруженным деталями на среднем расстоянии. Но когда подходишь близко - разглядываешь. А стоишь далеко - все сливается в общем виде.
И этот общий вид, богатыря или какой-то неприступной небесной крепости на земле, подчеркивает и трагичность и радостность земной жизни.

Война и мир в камне и железе.

В конце, у разбитого танка почитали друг другу любимые стихи о войне. Спели несколько песен.
Уже неделя почти прошла, а впечатления не стираются. Хочется их оставить в памяти.