Начало

Подошла и моя очередь стать жжшником. Буду стараться писать о своем приходском опыте и что-нибудь еще.

Советы хотящим жития супружеского

Не  люблю влезать в личное, особенно  в любовь. 

Советовать в подобных случаях и руководить чувствами. 

Хотя бывают ситуации, когда надо не только послушать и пожалеть, но и дать свой совет. Чаще всего при сомнениях и различных сложностях в отношениях. Тогда стараюсь делать это так, чтобы спрашивающие сами делали окончательный выбор. 

Обычно предлагаю в подобных случаях не общаться месяц-другой, чтобы остыть и подумать. Или советую предпринять что-нибудь трудное, например поехать в деревню собирать-сажать картошку, чтобы получше узнать друг друга. 

Но есть и другие, может быть для кого-то  более подходящие варианты. 

Знаю реальный случай, когда молодой человек решил ни в чем не отказывать своей девушке, соглашаясь со всем, что она хочет. Он интуитивно поставил  себя в эту позицию, чтобы проверить чувства. Через две недели он понял, что её  стало слишком много и  отношения были закрыты.

Наверное, можно  теоретически попробовать и противоположный способ: не соглашаться ни с чем и всегда выдвигать свои желания. Это чем-то похоже на разведку боем. 


На себе когда-то давным-давно испытал ещё один шоковый способ проверки. Приехали к духовнику с девушкой за благословением на брак. Выслушав наши планы и  вглядевшись в глаза, батюшка проницательно поинтересовался:

— А ты можешь без неё жить?

Я озадачился вопросом и подумал: а куда я денусь, проживу конечно. И ответил:

— Смогу.

— Ну когда не сможешь, тогда и приходи. - подвел итог игумен.


Collapse )

Радостный сон

После службы вызвали к умирающему.

Пошёл пешком, всего пара кварталов от храма. 

По дороге здоровался со встречными. Везде здоровался: на переходе, детских площадках, автостоянках, пешеходных дорожках. Все смотрели на меня с искренней улыбкой и так же искренне приветствовали, хотя я узнавал далеко не каждого. Было приятно и удивительно. Как будто не в хмурой России живём.

Умирающий, наш прихожанин, дедушка девяноста лет, ещё недавно ходил в храм, гулял по лесу, но неожиданный рак, сразу четвёртой стадии, свалил его с ног. Когда я зашел в комнату, он оцепенело лежал на кушетке с закрытыми глазами. Дочка тронула отца, и увидев меня, он неожиданно оживился:

— Ах! - сделал он- Как я рад, что вы пришли! Думал дожить до ста лет, но не получается. Хорошо, что вас дождался. - пошутил умирающий жизнерадостно. 

Только что безжизненное лицо его искренне засияло, как у тех встреченных по пути полутора десятков людей. 

Дмитрий Михайлович даже перестал походить на умирающего, казалось он только проснулся и собирается встать, но медлит, продляя удовольствие возлежания.

Его веселье передалось и мне, так что я почти радостно прочел чин причащения болящего и присел для разговора на табуретку.

После исповеди, более походившей на благодарственный молебен, пытаясь выровнять эмоциональное равновесие поинтересовался:

— А вы не боитесь умирать?

— Нет, я готов, мне даже сон приснился сегодня об этом. 

— Сон? Про вашу смерть? - мне стало совсем интересно.

Collapse )

Легко стать богом

В машине по радио услышал новость: какой-то учёный тайнообразующе создал генномодифицированных детей. Он им приделал невосприимчивость к спиду.

Дикторы рассуждали о событии и запустили телефонное голосование с вопросом для зрителей: хотели бы вы, чтобы ваши дети были генномодифицированными. Так кажется, правда не уверен в точности формулировки.

Результат поразил даже самих ведущих. 98 процентов слушателей согласны! 

Получается 98 процентов живущих хотят быть богами. 

Цифра удивительно координируется  с двумя процентами церковных людей в нашей стране (согласно какой-то статистике).


Поделился с супругой своим удивлением.

 Жена, биолог по образованию, в разговоре заметила, что это всё идёт поиск бессмертия. Может они и найдут его, но пользоваться им сможет только золотой миллион, других не допустят. - сказала она задумчиво.


— Как считаешь, - поинтересовался я, - протоиереев включат в этот миллион?

— Нет, конечно, скажут: хватит с вас и царствия небесного.


В принципе, я согласен, если мне так скажут. 


(no subject)

В центре Реабилитации инвалидов сегодня причащал пациентов в нашей часовне.
Почти всегда ухожу оттуда утешенным. Смирившиеся люди непостижимым образом утешают, когда с ними общаешься. Не всегда и не все там такие, но то что травма или инвалидность ускоряет смирение - это точно.

Таким утешенным я и вернулся к себе. И заходит вдруг ко мне директор дома престарелых, на чьей территории наш храм. Вроде по делу, но и начинает жаловаться на свои служебные обстоятельства. В частности признаётся, что запутался и перестал понимать приносит ли он кому-нибудь пользу. Что-бы не делал, как-бы не старался, всегда находятся недовольные и жалобщики. Говорит, провёл тест у сотрудников, 85% профвыгорания. Уже ощущает себя психологически больным и надломленным. А вроде офицер, моряк, побывавший на должностях.

Только проводил, заезжает Глава муниципалитета. Достал нам билеты в Большой для многодетных.
Сидим, пьём кофе, опять разговор об его проблемах. Далеко неравнодушному и деятельному человеку все стало пофигу, теперь думает только о семье и работает ещё только ради неё. Хотел уйти, а тут зарплату повысили и ещё дочка уволилась. Он пока один кормит всех, надо внука ставить на ноги и куча проблем неразрешимых. Предложил ему по коньяку, а он уже и этого не хочет, совсем ему все не интересно.

Почти три часа у меня ушло на общение с этими двумя «успешными» в жизни людьми.
И не осталось на душе никакого утешения.
Надо снова к инвалидам на подзарядку.

+ прот. Андрей Кашинский

28 августа скоропостижно скончался мой друг прот. Андрей Кашинский. О нем писал у себя несколько раз под меткой Отец Романтик.

С 2001 года он служил в селе Вязовское Ивановской области.

На трассе около этого села погиб в аварии в 2000-м мой горячо любимый первый настоятель прот. Феодор Соколов.

С Андреем мы работали вместе в Даниловом, где он был зав. производственными мастерскими.

Сидели в одном кабинете друг против друга несколько лет. Дружили, ругались, спорили, отмечали.
Затем, в священстве ещё встречались иногда, когда он приезжал в Москву, а последние лет десять только созванивались и смсились изредка.

Года два три назад он, будучи во внутреннем кризисе, решил пройти путём святого Иакова (путь Камино) и шёл весь свой отпуск. Целый месяц, восемьсот километров.
Потом говорил мне, что мозги и душа у него в течении пути встали на место и он успокоился. Служил дальше.

Мне тоже захотелось после его рассказа пройти часть этого пути когда-нибудь. Может и получится.

Знаю о его внутренней и личной жизни, страданиях и переживаниях, но не буду. Мы все страдаем, так положено.

Последний год он расхотел жить. Говорил: скорей бы.
И был услышан.
Упокой Господи тебя отец Андрей!

Главная теория

Если рассуждать о всеобщей теории нашего мира, то для меня моделью его является церковь.
В ней происходят таинственные преобразования скорби в радость, смерти в жизнь и наоборот, соответственно. И все зависит от наблюдателя, так же как в физических экспериментах, когда электрон может быть волной или частицей в зависимости от точки зрения.

Вот раньше беседовал со скорбящими и скорбел, а с радующимися радовался. А сейчас очень часто утешаюсь от скорбящих и печалюсь с радующимися.
Изменилось, похоже, место моего духовного наблюдателя.

Кроме того, как в любой теории, так и во всеобщей должны быть свои константы. Вроде числа е или скорости света. Но по логике главной теории они должны быть не логичными, т.е. не константами. Предполагаю, что они являются состояниями.
Вроде чувств.
Вроде константы, но переменчивой в своём настроении константы.
И познаёшь это, когда начинаешь веселиться от скорби и плакать от радости.

Тогда и второй закон термодинамики понимается как апокалипсис, вернее стремление мира к нему.
И наблюдатели за скорбью увеличивают его энтропию, а наблюдатели за радостью непостижимо уменьшают. И константа вдруг обнаруживает свою бесконечность, а ночь становится днём.

Интересно, завтра сам пойму, что написал?

Вдруг с утра константа изменится.

Профессор услышал

Солнце с любопытством заглядывало в окно, играя в зайчики в наполненной водой купели. Это понятно, ведь не каждый день приходит креститься профессор и доктор наук. Светила небесное и земное сегодня встретились в необычной обстановке. 

Профессор оказался пожилой худенькой женщиной с внимательными, живыми глазами, налитыми печалью. 

Когда я пришел, она уже ждала меня в храме и вскочив пошла навстречу танцующей походкой, характерной для пожилых людей. 

Усевшись на лавочку в церковном дворике мы начали предкрещальную беседу, я расспрашивал доктора наук о её жизни и постепенно проникался необыкновенным ароматом живой истории, исходящим от неё, будто от бокала сорокалетнего коньяка, который пробовал однажды. Но глоток истории меня пьянит и волнует всё-таки сильней коньяка.

Дедушка моей собеседницы - немец, приехавший служить русскому царю и получивший от него графский титул. Её отец, сподвижник Микояна, чудом избежавший репрессий благодаря защите своего патрона. Одна из сестер тоже профессор и доктор наук, сейчас живет в Венгрии. Другая сестра, самая красивая из всех, так и не окончила школы, но рано вышла замуж за дипломата, ставшего затем послом в ещё неразделенной Германии, а затем в ФРГ. Позже он служил во внешней разведке и был членом политбюро, закончив карьеру при Горбачёве. А брат профессорши преуспел в партийной работе, став последним первым секретарем горкома партии в Москве и тоже членом политбюро. 

Collapse )

(no subject)

На праздничной службе вспомнил о необходимости проповеди и задумался о сути и смысле сегодняшнего торжества. Благочестивые размышления незаметно переросли в состояние благодарности.
Так и дослужил в этом чувстве праздник.
И не хотелось говорить никаких слов о смыслах и сути.
Может быть, потому что благодарность и есть смысл и суть всего.

Удивительное во мне

Для себя

Много чего удивляет меня в этом мире, но больше всего удивляю я себя сам. Особенно своими неожиданными поступками, вроде бы полностью мне противоположными.

Неделю мучил наш приход один из ниоткуда появившийся пьяный грузин. Поначалу его жалели, кормили, давали ему работу и вещи, просили не пить.
Он при документах и телефоне, но теперь бездомный. Рассказывал, что начал бизнес и потерял все что имел в общей сумме 20 миллионов. Теперь жить негде и он пьёт.
Сердобольная сотрудница принесла ему коврик и спальник, благо тепло и рядом лес.
Он каждое утро приходил пьяный, торчал целый день, сушил вещи на нашем заборе, жаловался, шумел, мешал службе, не унимался.
Кто-то из наших через социальные сети нашёл его маму в Грузии, она плакала, потому что считала, что её Эдвард умер как уже пару лет. Через те же сети другой грузин выразил готовность помочь бедолаге вернуться.

Эдвард не унимался.
Приходил к открытию храма пьяный, будто домой и мешал.
Я просил его и по-хорошему и по-всякому.
Он не услышал ни разу, только удивлялся почему я так с ним.

Вызывали милицию, приехали, но ничего не сделали, только нашего нищего испугали.

Попросил на всенощной с амвона чтобы не помогали ему, что лучшая помощь в его случае - это никакой помощи.
Он шумел.

Все.
Вдруг почувствовал, что нельзя так больше по-человечески и когда он опять пьяный зашел в храм после службы молча взял его сзади за воротник куртки, вытащил из храма и дотащил по дорожке до улицы.
Эдвард падал, волочился, вставал, возмущался, угрожал, обещал вызвать милицию, плакал, просил прощения.

Дал ему пинка, плюнул в его сторону и назвал нехорошо.

Несколько прихожан, видевших это действо, стояли потрясённые.
Но больше всего поражён был я сам.
Что удивительно, никого гнева, просчитывал движения, слова и ходы, будто играл в шахматы, было даже забавно и как-то всё-равно.
И мне его действительно жалко. Даже поминаю беднягу. И не считаю случившееся срывом.

Интересно, что я ещё могу?

Вроде уже два дня не появляется.