maxminimum

Categories:

Удел отроков

Сделав себе на святках три выходных подряд, поехал с семьёй в Углич с заездами в Калязин и Мышкин.

Мы постепенно посещаем большие и малые города Золотого кольца, знакомясь с историей, обычаями, архитектурой и людьми. 

В Калязин заехали ради затопленной колокольни. К ней ведёт широкая старинная, видимо центральная когда-то улица,  сейчас нелепо и растерянно упирающаяся в воду. Колокольня была частью собора на центральной площади, у меня сложилось  впечатление, что сейчас это могильный памятник похороненному под водой городу. Хотя, глядя на него, неожиданно испытал прилив радости. Так случается на кладбищах, когда бываешь на некоторых могилах. Чаще всего безвременно погибших и умерших от тяжёлых болезней.

Приехали в Углич к закату и остановившись в гостинице с видом на Волгу, побежали искать кафе и достопримечательности. Интересно, что в старинном русском городе самыми популярными кафе Трипэдвайзер называет Авеню и Бранч, а затем уже идет русское название вроде Русской усадьбы.

Вид из номера гостиницы

Уже в темноте зашли в пару монастырей. В Алексеевском шла вечерняя служба. На клиросе читала и пела монахиня, в алтаре молился священник, за ящиком сидела женщина в платочке. Больше никого не было в храме. Мне, воспитанному на  московском многолюдстве,  поначалу  это очень понравилось, а потом стало не по себе. Я как-то привык строить жизнь храма в рассчетте на прихожан и для прихожан, а тут никого на службе. Сложно судить по мимолётному впечатлению, но было ощущение, что у меня  отказало какое-то шестое чувство. Видимо оно из пословицы «каков поп, таков приход», а когда никакого прихода не видишь, то ничего уже не понимаешь. Правда, день был будний.  

На следующий день взяли экскурсовода и пошли осматривать городской кремль. Ночью выпал снег и укрыл все десятисантиметровым пуховым слоем. Когда мы стояли посреди аллеи кремля, тяжёлый  колокол на колокольне Преображенского собора пробил полдень. Каждый удар заставлял вздрагивать не только нас, но и кремлёвские деревья. Они роняли с веток куски рассыпавшегося в полёте снега. К двенадцатому удару мы уже находились в центре колокольного циклона, картину дополнила стая орущих галок, гнавших ворону. На ум пришла сцена, когда после убийства царевича Дмитрия, сбежавшаяся на звон колокола толпа растерзала думских дьяков, приставленных к наследнику престола. 

Сам храм царевича Дмитрия на крови, про который перед поездкой я прочитал, что он по рейтингу журнала Телеграф входит в тридцатку самых красивых храмов мира, наряду с Кижами и еще каким-то храмом в Питере, мне бы понравился больше, если бы я не знал про рейтинг. Эти иностранцы похоже плохо нас понимают или у них другие критерии красоты. Храм действительно неплох, но трудно сказать, чем он лучше многих других, разве что расположением на месте смерти отрока. 

Надо сказать, жители Углича очень чтут убиенного царевича, к нему прибегают с молитвой о детях. Интересно, что память его совершается трижды в год, в том числе и в день его рождения. Кроме этого, знаю только три рождества в церковном календаре: Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи. 

Я сейчас усиленно думаю какие престолы делать в своём будущем каменном храме. Мне очень хочется, чтобы это были реально почитаемые святые, лучше всего в нашей местности и ещё желательно почти современники с темой жизни милосердие и воспитание, как например святитель Лука. Поэтому я остро позавидовал Угличанам, что у них есть такой святой. 

Интересно, что спустя где-то 60-70 лет после смерти царевича в городе был зарезан ещё один отрок, Ванечка Чеполосов, он теперь тоже местночтимый святой, его мощи находятся в одном из городских храмов, как раз около нашего отеля. Гид даже назвала свой город уделом кровавых мальчиков.

Святые Углича, в том числе мальчики

Надо сказать, Углич очень приветлив, располагает к созерцанию и задумчивости. В нем на 32 тысячи жителей, 28 промышленных предприятий, в том числе Грэс, два часовых завода: Чайка (в память позывного Валентины Терешковой и Звезда), завод точного машиностроения и куча всего прочего кроме туризма. У всех есть работа и видимо какой-то достаток. Люди по городу ходят добрые и благостные, нищих у храмов я совсем не встречал. 

Ещё по мелочи:

Тут над аркой жил Михаил Чехов, брат Антона Павловича.

Дом купца Петра Смирнова, дяди основателя великого водочного дела, у него был девиз: честь превыше выручки. Обидно как-то. Как раз задумывался про свой девиз, теперь лучше не буду. 

Музей велосипедов

Каждый в нашей семье приобрёл часы на память о прожитом времени. Я тоже, завода Звезда.

На следующий день были Мышкин и коцкари В Мартыново. Если получится, расскажу.




Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.