maxminimum

Предел последовательности

У Елены больная дочь. Сумасшедшая. Пока Маринка была ребёнком, её буйство и безобразия относительно легко преодолевались с помощью взрослой силы и хитрости. Теперь матери под пятьдесят, болит спина, скачет давление, периодически атакует отчаяние. Двадцатиоднолетняя Марина всё чаще, внезапно разгневавшись, роняет маму на пол, заламывает руки, больно щипается. 

Продукты в их доме покупаются сразу к еде, потому что всё запасённое разоряется, портится или съедается. На вкус пробуются даже моющие средства и деозоранты, а незапертые вещи раскидываются и пачкаются.

Елена очень боится, что органы опеки, узнав их тяжёлые обстоятельства заберут дочь и оправят в специальный интернат. Она терпит и из последних сил ухаживает за ненормальной девушкой. Врачи ей сказали, что больная не доживёт до тридцати. Мать надрывается и ждёт смерти дочери. В этой смерти вся её отчаянная надежда. 

 - Хорошо бы она  умерла. - вздыхает Елена.


Много лет назад, прочитав предсмертный дневник Иоанна Кронштадского, я был поражён, как святой молился о ниспослании тяжёлой болезни одной непослушной девочке. Та молитвенная просьба звучала с состраданием и переживанием и подразумевалось как благо для всей семьи. Тогда впервые во мне поколебались установки о человеческом добре и зле. 

И если святой ещё мог ошибиться и проявить человеческое, то тут, когда мать буквально умирает за дочь и одновременно ждёт и желает ей смерти, есть нечто запредельное. 

Невольно приходит на ум образ: любовь - это сходящаяся последовательность,  где смерть - предел этой последовательности. Или любовь - это змея проглатывающая свой хвост.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.