maxminimum (maxminimum) wrote,
maxminimum
maxminimum

Category:

О профессинализме в пастырстве

Нем ничего лучше быть профессионалом в религии. И хуже тоже нет ничего.
На мой взгляд, любой истинный профессионализм - это служение и, если контент создаваемый врачами, учителями, военными или актёрами вполне предсказуем и ожидаем, то от священника люди ждут чаще всего сами не зная чего. Просветления, истины, новой жизни, крутого поворота, всего правильного. И по-настоящему, подобное ожидание связано прежде всего не со знаниями и умениями, а с сущностью, личностью священника, его внутренней работой.
Скажем, когда случается встретить в обыденности болеющего врача, неверного своей половине учителя, пьяного военного или косноязычного актера, вряд ли кто осудит и окончательно решит про себя, что человек плох в своей профессии. А столкновение с пьяным, хамским, неверным, жадным священником сразу ставит под сомнение его веру и, следовательно, профессионализм.
Хотя и говорят, что народ всё простит своему батюшке, только неверие не простит, тем не менее, вряд ли кто, увидев грязное бельё священника, после этого станет открывать ему свою душу. Так, разве что требку закажет.
Это правило честности важно, хотя при желании его можно научиться соблюдать или делать видимость (я, например, стараюсь не покупать пиво и спиртное в районных магазинах).
Кроме того, обычная закрытость от прихожан быта священнических семей тоже молчит о многом.

Но все эти житейские правила всё-таки не в основной степени определяют профессионализм священника. Люди ведь разные и в основном все это понимают.

Гораздо важней то, что ежедневное служение современного священника связано с радостью и горем, причём нередко в их крайних формах: тяжёлые болезни, смерть, рождение, крестины, венчание. Уже не говорю про слёзы и восторги случающиеся на исповеди.
Умение сострадать и сорадоваться, вот, на мой взгляд, одно из главных, чему должен научиться служитель церкви. Все остальное, либо совсем не сложно (умение правильно исправлять службу и требы), либо постепенно достигается через житейский и практический опыт (понимание своего скромного места и давание осторожных советов).
Другое дело, что страдать и радоваться священнику нужно уметь профессионально - искренне, но с долей отстранённости. Тут, на мой взгляд, тонкое место в пастырстве. Искренность легко заменяется игрой и притворством, а отстранённость цинизмом.

Возьмём смерть. Её трагизм и неизбежность вроде бы хочется описывать громкими, порой обличительными словами. Но больше всего её величие задевает в мелочах и маленьких, порой нелепых деталях. Например вдова просит положить очки или сигареты в гроб покойнику. Родители кладут куклу рядом с умершим младенцем. Что может быть бессмысленней и в то же время глубинно трагичней? Если не научиться чувствовать подобные великие мелочи, то легко скатиться в равнодушный пафос.

У священника в обыденном служении есть привязанность к догмам и правилам, когда он казалось бы ограничен в реакциях. Правда, с жизненным опытом каждый начинает понемногу ценить и канонизировать рамки и стены, может быть бессознательно чувствуя в них истинную свободу. Считаю, что именно поэтому соблюдение изначально поставленных границ дают священнику возможность пребывать в детской непосредственности и наивности что ли, пусть психологи меня не пинают.
Но радость и, тем более, смерть всегда за рамками. Ведь нельзя же заставить людей рождаться и умирать по правилам. И при таких встречах детскость священнослужителя должна срабатывать как понимание, что есть какой-то взрослый мир, где наверное живут по иным, взрослым правилам, то есть перерастать в какую-то большую детскость, может, это можно назвать и мудростью.

Вот пример. Обычно принято звать священника, чтобы преподать последнее напутствие умирающему. Я думаю каждый иерей даже с малым опытом так призывался.
Считается, умирающие очень ждут этого визита. Или очень боятся.
А бывает, что человек, даже церковный, вдруг неохотно встречает священника и причащается чуть ли не под давлением. Мне обычно кажется в подобных случаях, что он уже причастился каких-то тайн, только другим, неведомым, образом. Всегда думаю при этом, как же я сам буду умирать.

Может быть позже продолжу размышления о пастырском служении.
Tags: Пастырское
Subscribe

  • Как же?

    Соборовал в центре реабилитации инвалидов, где у нас организована часовня и трудится сестра милосердия. Пришло восемнадцать человек из шестидесяти…

  • Праздная молитва

    Один прихожанин из породы мелхисидеков сообщил мне по-простому, что Иисусова молитва, творимая им обычно - это на самом деле праздность.…

  • Об исправлении

    ⁃ Батюшка, у меня есть тетрадка, куда я для себя записываю грехи. Открыла вчера 11-й год. Знаете, ничего не поменялось! Всё тоже самое. - сокрушённо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Как же?

    Соборовал в центре реабилитации инвалидов, где у нас организована часовня и трудится сестра милосердия. Пришло восемнадцать человек из шестидесяти…

  • Праздная молитва

    Один прихожанин из породы мелхисидеков сообщил мне по-простому, что Иисусова молитва, творимая им обычно - это на самом деле праздность.…

  • Об исправлении

    ⁃ Батюшка, у меня есть тетрадка, куда я для себя записываю грехи. Открыла вчера 11-й год. Знаете, ничего не поменялось! Всё тоже самое. - сокрушённо…