November 26th, 2015

Дон Карлос

В Большом сегодня шел Дон Карлос. Мы сидели очень удобно, в тринадцатой ложе бельэтажа, почти рядом с царским бенуаром. Раньше не ходили на эту оперу, поэтому не был знаком с либретто. После ремонта, Верди в Большом стали петь на итальянском, а на экране над сценой транслировать русский перевод. Мне это сразу понравилось, не надо напрягаться для расслышивания, текст пробегаешь сразу и, уже зная о чем речь, вслушиваешься в звуки музыки и трагедию голоса.
Обычно в итальянских операх сюжет не цепляет, важнее таланты композитора и исполнителей, Карлос же поразил глубиной переживаний и жизненной философией. 
Первыми звуками была мелодия какого то духового инструмента, почему то сразу вспомнилась труба апокалипсиса, когда же раздвинулся занавес, на сцене стояла гробница императора Карла великого, а его дух пел о бренности земной славы и запоздалых муках проснувшейся после смерти совести. 
Декорации удивили своей лаконичностью, но в этом читался некий смысл-больше внимания уделялось слушанию и переживаниям. Правда  великий Вирсоладзе расстроился бы, увидев такую скудость, его идея, что художник-декоратор, режиссер и дирижер это одно целое, сегодня явно не популярна.
Главный злодей спектакля, король Филипп, благодаря таланту и глубокому баритону исполнителя, для меня стал центром сюжета. Он страдал и мучился сам от себя, совершал ошибки и преступления и тут же плакал и сокрушался. Видимо моя привычка священника жалеть кающихся грешников сыграла свою роль в этой симпатии. Тем более певец похоже по настоящему страдал на сцене. Писал один раз о крещении артиста, у которого было амплуа злодеев, бесов и всякой нечисти, после же новой роли (Иуды) он понял, что сам в него превращается, и уговаривал меня срочно его покрестить. Дело в том, что актер живет в своем персонаже, если играет профессионально. 
В исполнении гения тексты обретали глубину и бессмертный смысл. В сцене, где Родриго дерзко укорял короля за жестокость и умолял пощадить истерзанный народ Фландрии, тот с усмешкой отвечал: что ты понимаешь о народе, ты же не король; глаза невольно косились в сторону царской ложи. Ария Филиппа, страдающего бессонницей от подозрений и ярости, произвела сильнейшее впечатление, особенно мольба о том, чтобы с царским венцом приходило божественное знание тайн людских сердец. Я тут не выдержал напряжения и вытащил из сумочки супруги контрабандно пронесенную сквозь рамки на входе бутылочку крепкого бальзама, надо было успокоить нервы. Бутылка не вернулась на место и во время встречи короля и великого инквизитора. Король вопрошал отца духовного, как поступить с дерзким сыном, осмелившимся ему угрожать. А что ты сам собираешься делать? Все или ....ничего. Мир в стране важнее смерти одного человека- заполнял зал, город и землю баритон инквизитора. Но как я убью сына своего? - бежали мурашки по спине. Отец небесный не пожалел единородного сына ради людей - устраивал короткое замыкание в мозгу невероятный по силе звука и слова довод епископа..... Кощунственность совета сводила дыхание, хотелось убежать и спрятаться от происходящего. Решимость епископа карать всех нечестивцев, еретиков и смутьянов контрастировала с готовностью Родриго отдать жизнь за друзей и народ так же, как жертву Молоху не сравнить с жертвенностью Руфи. Музыка и голоса усиливали восприятие глубины разверзающейся пропасти. Ее стороны больше никогда не соединятся, а поднимающийся со дна огонь сжигает всякую надежду. 
Королеву Елизавету пела Джиоева, кажется триумфальная победительница прошлогоднего телевизионного оперного конкурса. Дона Карлоса какой то иностранец-Андреа Каре, у него был очень простой серый костюм, сливавшийся с декорациями, что по моему уменьшало впечатление от исполнения. Когда он пел, я старался не смотреть на сцену. В этом дуэте поразил контраст любовных переживаний героев. Карлос вопиял: я так страдаю от безнадежности своей любви, королева молила Бога о даровании ему душевного покоя. Инфант терял силы и падал замертво от отчаяния, Елизавета взывала о его исцелении. Он восклицал, что победил любовь ради долга и подвига, она плакала, что он настоящий герой. 
Божий дар даже малое возвеличивает. В нашем голосе есть тайна, он может повести и зажечь или покорить и поработить или напугать и много чего еще. Сила произнесенного слова, уверен, зависит от того, из каких глубин или высот оно пришло к человеку. А пение и музыка возводят впечатление в степень, величину которой задает человеческий гений. 
В антракте устроились в буфете на минус третьем уровне,по сложившейся семейной традиции купили кофе, распивали контрабандный бальзам и на зависть соседям ели принесенные из дома в маленькой дамской сумочке бутерброды с красной рыбой и купленные в Ашане пироженные. 
Соседи поглядывали на нас и обсуждали сюжет: надо же он должен был ее кинуть, а вместо этого положил.
Когда спускались в метро, где то внутри Родриго все пел и пел Филиппу: ты властвуешь над половиной мира, а с собою справиться не можешь. С чего это у меня такое послевкусие- голосом короля в такт сердцу спрашивал я сам себя ему в ответ.