January 4th, 2016

Елизавета Алексеевна

Когда то в девяностые и в начале нулевых заставал бабушек, которые еще царя помнили и даже видели. Сейчас же уже радуюсь, когда встречаю старичков, помнящих довоенное время. 
На днях, по просьбе знакомых, посетил девяностодвухлетнюю старушку. На первый разведывательный вопрос о том, когда она последний раз была на исповеди-причастии, Елизавета Алексеевна ответила, что еще до войны с мамой. Стало очень интересно, тем более бабушка ничего не забыла и оказалась очень ценной свидетельницей того непростого времени. 
Долго слушал, как жестоко раскулачивали их большую семью, а затем вернули малую часть, узнав, что отец воевал в Чапаевской дивизии, как сама Лиза в девятнадцать лет была призвана и три с половиной года провоевала зенитчицей, как трудилась на военном заводе номер 146, закончив свою карьеру главным бухгалтером. До чего же люблю впитывать этот человеческий опыт, полный страданий, стойкости и старческой (детской) простоты. Во время исповеди задавал вопросы и задумался от одного ответа (на вопрос по первой заповеди, не отрекалась ли она в прожитое трудное время от Господа, не забывала ли о Боге в течении жизни). Думаю, что не погрешу против тайны исповеди, если опубликую его:
- нет, как же можно, "Господи помилуй" и "Господи помоги" у меня внутри постоянно всю жизнь, это с детства, нас так воспитывали.
Дальнейший разговор и исповедь все более удивляли. Вот как бывает, думалось мне, человек прожил шестьдесят пять лет жизни без церкви, но не забыл Бога и даже постоянно имеет внутри молитву к нему, как когда то отроки в пещи вавилонстей, а я, вроде в церкви и даже призван к высшему служению, но периодически пою чужие песни. 
Удивительные бывают люди, столько пережито, но в душе нет ропота, а только тихая благодарность за тяжелую жизнь. Это как алмаз, из которого такие гранильщики как гонения, война, трудности изготовили сверкающий смирением и простотой бриллиант. 
Бывает пообщаешься с преуспевшим пусть даже в духовной жизни человеком и отходишь обессиленный с ощущением своей никчемности и пустоты, а с иными встретишься, то как будто тебе вставили новые батарейки. После Елизаветы Алексеевны у меня чувство, что я на Афоне побывал.

Драйв для отца Всеволода

Мой подрядчик по строительству деревянного храма в доме престарелых, теперь зовется строить церковь на нашей авиабазе в Сирии. Он уже слетал туда перед новым годом. Думаю, версия Кураева, что отца Чаплина сняли за слова о "священной" войне, не совсем правильная. Наш поход туда действительно становится похож на крестовый. Написал об этом в комменте под одним из постов отца Андрея, а мне кто то ответил, что Чаплина надо туда служить назначить пожизненно. Интересная мысль, настоящий может быть пример для сетевых хомяков, да и не сетевых тоже, что за слова следует отвечать.