January 20th, 2016

Виртуальные души (продолжение 3)

(Если хотите с начала, то надо прочитать три последних текста по тегу фантастика.)


Отец Дмитрий прижал трубку к уху и слушал. Все замерли затаив дыхание, секунды, отмеряемые настенными часами, казалось громыхали камнепадом, а капли в умывальнике звучали подобно уханью изгибающейся оцинковки. 
- Понял, завтра подъеду. - произнес батюшка, вздыхая и возвращая трубку алтарнику. Подняв светящееся грустью лицо, священник увидел в глазах друзей запертые там вздохи и крики, готовые вырваться на свободу, прорвав вздувшуюся пузырем тишину. 
- Это мне Юрий Семенович звонил с Перепечино, у меня аккумулятор в телефоне сел, вот он и решил через Михаила, вычислив нашу шаговую геолокацию из своей паутины. Общий вздох вырвался и наполнил трапезную,- дело в том, что Николай был первым человеком по программе жизни в интернете, но спустя несколько лет новое изобретение уже массово внедряли в домах престарелых и предлагали лежачим инвалидам. Многие из них, не предвидя каких либо перспектив в жизни, принимали заманчивое предложение. Под моим пастырским попечением как раз находятся пансионат ветеранов труда и центр реабилитации инвалидов, поэтому я второй раз столкнулся с переездом людей в виртуальный мир. Многие теперь будто спешат выполнить слова писания о возвращении в землю еще при жизни. На городских захоронениях их новое жилище можно узнать по стандартным памятникам со встроенными антеннами, а под именами на могильных табличках не написана дата смерти. Я периодически езжу на Перепечинское кладбище к своим знакомым инвалидам и на их могилах общаюсь и иногда исповедаю старых друзей пользуясь бесплатном вайфаем, он сейчас уже на всех городских погостах. Можно, конечно, и из дома пообщаться, но мне комфортней, когда исповедник рядом. Вот и Юрий Семенович как раз просил подъехать и принять его исповедь, ему очень тяжело сейчас. 
- А что же теперь будет с Николаем?- спросил кто-то, опасливо косясь на динамики в углах.
- Сам мучаюсь и теряю спокойствие, когда думаю о Старой Колокольне. Подозреваю, то, что он нам сегодня продемонстрировал, это всего лишь малая часть его возможностей. За десятилетие жизни в виртуале этот интернетный человек-паук сплел густые и липкие сети, задрапированные под приют для усталого, измученного тяготами жизни путника. Колокольня стал множиться и плодить себя в различных персонажах, подбирая каждому легенду, язык и характер. В результате на его блогах ведутся заманчивые разговоры и споры между напочковавшимися от этого альфа самца виртуальными пауками. Всякие Гербарии, Вассы, Гомопорвы, Злые собаки, Крантыбоби, Серьги за Три Шестерки, Потомственные алкоголики и еще множества безымянных кровососов перекатывают друг другу наполненные ядом шары. Когда привлеченный светящимися, как обманчивая реклама заголовками, заковыристым, словно у постмодернового городского Щукаря, языком хозяина, запахом жарких споров, приправленных ядами подтекстов, интернетстранник забредает на свою беду в приют-ловушку, то ему в шею, спину и грудь тут же вонзаются многочисленные жала и с чмоканьем высасывается кровь, а взамен закачивается бурливый паучий яд, отчего бедняга обычно погибает, либо становится одним из них.
Внедряясь в локальные сети различных государственных и церковных структур, оказывая приватные заказные услуги, бывший рецедивист Николай создал частное бюро расследований. Его основной метод-это вызов на доверие, а заказчиками являются 
В трапезную влетела с вытаращенными глазами продавщица иконной лавки по рыбьи разинув рот и вращая зрачками, не в силах выдохнуть она раскинула руки, одной указывая на портрет на стене, другой на тут же побледневшего настоятеля. Немая сцена не продлилась и секунды, как зазвенели стекла и в разбитых окнах показались стволы спецназовских пулеметов. 
-Всем руки на стол, госнаркоконтроль! - гаркнул голос и с улицы, шипя усыпляющим газом, влетела граната.