June 5th, 2016

(no subject)

На этой неделе в нашу часовню при центре реабилитации инвалидов-спинальников зарулил на своей инвалидной коляске мужчина и спросил сестру милосердия: почему Бог так сделал, что я таким родился? Она вспомнила слова писания о том , что болезнь может быть к славе Божией, но сказать не решилась, засомневалась, не хватило чего-то, чтобы это произнести. 
Сегодня в неделю о слепом эти слова читались на службе, прозвучав для меня как дежавю. Как-то стало совершенно ясно, что говорить подобное может только тот, для кого эта слава Божия действительно является высшей ценностью. Я понял, что к сожалению и сам не готов отвечать на подобные вопросы этой цитатой. 
Но вот стоит перед глазами один наш прихожанин и храмовый Благодетель. В результате болезни он оказался в инвалидной коляске и служба в армии окончилась для него в звании майора. Пытался заниматься бизнесом, но послушался совета друзей и, закончив юридический, стал адвокатом. Сейчас наш Благодетель во втором десятке в рейтинге российских адвокатов. В прошлом году на его юбилее я сидел в ресторане в компании мэтров юриспруденции, олигархов и силовиков. Эти гости в своих словах называли деятельность нашего прихожанина творчеством и служением. Нередко его клиенты становятся после добрыми товарищами. На том юбилее сидел другой колясочник, тоже адвокат, который благодарил юбиляра, как своего крестного отца в профессии. Вспомнив все это, подумал: а ведь это только слава человеческая, но была бы она без инвалидной коляски? Про славу Божию и думать боюсь.