June 29th, 2016

(no subject)

Все-таки нарвал утром миску черешни у себя на даче. После вторничного молебна для жителей дома престарелых мы обычно угощаем их чаем, сегодня была ещё черешня. Ветераны, как дети, расхватали все ягоды и благодарили не по детски. Мне было очень приятно.



Причастил на пятом этаже второго корпуса Марию Алексеевну, ветерана войны, партизанку. Рассказывала , как мама ей заплетала в косы депеши для партизан и она шла с детьми на опушку леса, там незаметно уходила, а дети играли и ждали её возвращения, чтобы немцы не заметили, как она одна возвращается.

Наши сёстры милосердия придумали снять сериал про жителей пансионата. У одной из сестёр муж кем-то важным работает на ТВ, помогает ресурсами. Молодая девчонка берет интервью у старичков, делает фотки, монтирует. Уже три серии сняли. Скоро покажем по местному пансионатскому кабелю.

(no subject)

Борода моя дышит ладаном.
Хор церковный, как нищего стон.
Лик вдовы, застывший над саваном.
Колокольный плач-перезвон.

Крик младенца в купели крещальной,
Охи бабушек, матери вздох.
Молодые в коронах венчальных,
Крестный ход и букеты цветов.

Литургия, усталость, дежурство.
Исповедников хвост. Дефицит
на печали и радости чувства.
В чашке плещет густой "Партенит".

Пил вино и занюхивал ладаном,
В крест окна на закат тосковал,
Службу троллил с замученным дьяконом.
Боже, где я Тебя потерял?