July 11th, 2016

Блаженны миротворцы

Зашел тут разговор о заповедях блаженства из нагорной проповеди Спасителя. С самого начала не мог воспринимать эти обетования как заповеди, так как понимал нереальность их выполнения волевыми усилиями. Со временем стал понимать их как ступени восхождения, которые с необходимостью следуют одна за другой. Приблизительно так: когда смиряемся и приобретаем нищету духа то не можем не плакать, видя во всем промышленние и присутствие Божье, божественный плачь приводит к кротости и смирению, а кроткий не может жить во лжи и ищет правды, нашедший её всех жалеет и прощает, потому что опытно знает страдания и болезни души человеческой, милостивый уже не способен жить с нечистотой в сердце своем и поэтому всякая немирность заставляет его страдать и не прилепляется ему, как бы не гнали и не поносили его. 
Вчера задумался после одного на мой взгляд немирного замечания о блаженных миротворцах: а есть сейчас такие, кто эти блаженства приобрел? Даже как-то обратился ко Господу, чтобы Он показал мне такого подвижника. 
Сегодня рано утром причащал и проводил исповедь в центре реабилитации инвалидов спинальников. Последнее время там много пациентов и с генетическими нарушениями. Когда Настю ввезли на коляске в часовню мне показалась, что разговора не получится из-за тяжелой формы её заболевания. Но спросил все-таки: 
- Настя, скажешь чего-нибудь про себя? 
Она неожиданно, хоть и с трудом, ответила:
- Мне больше всего хочется, чтобы люди не враждовали, не убивали друг друга, чтобы не было войн и ссор. 
Думая, что эти слова общие, идущие от простого неумения исповедоваться, поинтересовался:
- а почему ты этого так хочешь?
- Мне очень больно, когда вижу как дерутся, ругаются и слышу о войнах и убийствах. Больше всего мучаюсь от всего этого. 
Все еще сомневаясь и полагая, что это какой-то детский подход спросил:
- а сколько тебе лет?
- скоро тридцать, а что не похоже?
Я смутился:
- Просто очень удивлен твоими словами, путаюсь понять почему ты так об этом переживаешь. А ты не унываешь от своей болезни и беспомощности? 
- нет, не унываю-даже удивилась она. 
Настя улыбалась смотрела на меня своими огромными, косыми глазами, скрюченные руки лежали на неподвижных худых ногах и лицо этой девушки дауна было очень красивым.