November 4th, 2016

Настоятельское богословие

Постепенно появляется новая тема в моём настоятельском служении. Вступают в конфликт пастырские и административные обязанности. Вспоминаю, когда я пошёл работать по призыву духовника, назначенного наместником, в Данилов монастырь, то мне всё трудней и трудней было говорить на исповеди о своих рабочих проблемах. Я постепенно понимал, что реально закладываю коллег или братию и поэтому перешел на обтекаемые фразы, а затем и вовсе почти перестал упоминать производственные темы. Кроме того, не хотелось и себя выставлять в не лучшем свете. Замечал, что многие из чад отца наместника постепенно отходили от него и не потому что батюшка изменился, а просто очень трудно выключать в себе администратора, когда несёшь ответственность. 
Как-то один знакомый настоятель поделился со мной, что он почти перестал выходит на исповедь, потому что приходится там решать вопросы, давать оценки и служить арбитром между прихожанами или сотрудниками. То есть сами люди, часто невольно, ставят перед настоятелем проблемы (чаще всего ненужные) административного свойства. 

Пока малый масштаб нашего хозяйства и хорошие помощники, которым я полностью доверяю и имею взаимопонимание позволяют мне оставаться больше священником чем начальником. Однако все-таки возникают порой разные ситуации. К сожалению мой журнал уже достаточно засвечен и я не уверен, что его не читают мои сотрудники, поэтому без конкретики на этот раз.
Ещё встаёт проблема административных выводов, когда узнаёшь нечто нехорошее о твоём сотруднике. Сейчас думаю, что если бы узнавал как администратор, то пришлось бы прибегать к мерам, но как священник я просто покрываю немощи и жалею людей. Впрочем, определил для себя границу: если личная проблема просочится и станет соблазнительной для многих, то тут уже придётся что-то решать.
Пока вот такой промежуточный вывод.