March 18th, 2017

Картина

Картину Алексей купил, потому что женщина на ней была почти копией Лены. В обрамлении дорогого багета полуобнажённая незнакомка утопала в простынях, всем своим видом выражая томное ожидание. Повесили обновку на гвоздь в спальне, прямо над тумбочкой. 
Маленький Тимошка спал в ту ночь плохо, просыпался, вскрикивал. Лена трогала ему потный лоб, успокаивала, в конце концов уложила рядом в родительскую постель. Прижавшись к маме, мальчик забылся бормоча что-то непонятное. 
Лена готовила завтрак, когда услышала крики сына. Тимошка сидел на кровати с закрытыми глазами и, указывая рукой на картину, вопил "Тётя!"
Наверное приснилось чего-нибудь, догадалась мама целуя ребенка. 
Непонятно откуда пришедший, страшный сон периодически повторялся. Мальчик стал беспокойным, боялся оставаться один и явно избегал заходить в спальню. 
Бабушка, наша прихожанка, переживая за внука и своего непутёвого сына, попросила меня ещё раз освятить квартиру детей. Бывшая жена Алексея занимается колдовством и вполне может через магию мстить ушедшему мужу, приводила она мне свои соображения.
Я, подозреваю, как и большинство священников, не люблю ходить на требы по мистическим поводам, так как из опыта знаю, что практически всегда вся это сверхъестественность оказывается на деле нездоровой психикой. Однако и отказываться было неловко. Старые знакомые все-таки. 
Картина мне не понравилась, слишком чувствительная и совсем не в моём вкусе. Но ничего инфернального, глядя на неё, я не почувствовал. Правда какой-то обман виделся в положении тела и выражении лица незнакомки. На мой взгляд, так ждут не любимого человека, а богатого любовника. Впрочем, кому что нравится, не лезть же со своими соображениями в чужие спальни. 
После молебна сидели за столом, разговаривали под баранину, итальянское вино и бабушкину селёдку под шубой. Тимошка вертелся рядом, был счастлив новым гостем, показывал мне свои многочисленные игрушки. Расстались мы довольные друг другом.
На какое-то время в дом вернулось спокойствие. Но через месяц страшные сны у мальчика возобновились. Он снова плакал, указывая на тётю в раме. Переживание за сына победило, наконец, упрямство Алексея и он, сняв картину, завернул её в старую простынь и убрал в кладовку. Мальчик сразу повеселел. А на следующий день родители увидели над тумбочкой черный прямоугольник, как будто это оставил следы дорогой багет. Попытки смыть грязь ни к чему не привели, только размазали черноту по стене. Алексей уже думал перекрашивать комнату, но приехавшая в гости к детям бабушка, повесила на тот самый гвоздь иконку, а на тумбочке под ней зажгла иерусалимскую свечку. 
Когда свеча догорела, черные следы на стене исчезли.