May 8th, 2021

Без надежды

На Страстной поговорил с одной молодой женщиной-врачом, которую знал ещё ребёнком и ученицей воскресной школы.
Она дежурит, в частности, в реанимации детских патологий в роддоме. Там выхаживаюся дети, родившиеся на ранних сроках. Минимальный вес, с которого берутся выхаживать новорожденного, по инструкциям Минздрава у нас в стране пятьсот грамм.
Женщина отметила своё выгорание от подобных дежурств: нет перспективы и надежды, просто одно обслуживание организма. Подавляющее большинство таких новорожденных будет неспособно жить самостоятельно и разумно.

⁃ Не понимаю, почему мы обрекаем этих младенцев на такую жизнь. В Европе минимальный вес выхаживания 700 грамм, такие младенцы могут быть нормальными людьми, наш вес там считается выкидышем на позднем сроке. А родители тоже не понимают, требуют выхаживания, а потом через несколько месяцев спрашивают: а почему он ручками не шевелит, глазки не открывает. Позднее они оставляют таких детей на попечение государства или всю жизнь посвящают им. Ну должно же быть место естественному отбору. - возмущалась собеседница.

Мне было сложно.
С одной стороны я за время служения насмотрелся на таких, и детей и уже взрослых, в различных социальных учреждениях. Видел их и оставленных в специальных детдомах и на руках у замученных родителей. Сам многократно задавался вопросом: для чего всё это.
Недавно меня пронзил крик одного юноши в инвалидной коляске после службы в центре реабилитации. По-церебральному растопырив пальцы и склонив голову, он вопил, истекая слюной: как же я без любви! Мне тогда стало очень жалко его и вообще всех. Безнадежно жалко.

С другой стороны, умалять подвиг родителей, отвергнувших ради больных детей свою жизнь, утверждать бессмысленность существования таких детей без надежды, сердце не готово.
Во всем же есть свой промысел и свой смысл. Всегда, во все времена были свои больные, дурачки и юродивые.

Уверен, общего решения тут нет.

Но задумываюсь больше вот о чем: из чего в наше время выросло это стремление так бороться за жизнь без надежды?
Из христианства, из его влияния на нашу культуру и мировоззрение?

Или может быть из современного отношения нашего постхристианского общества к смерти и из-за этого к жизни. Когда жизнь превыше всего и победу над смертью хотят видеть не во Христе, а буквально, по-медицински победив умирание. То есть, забыв о смысле самой смерти?

У меня нет однозначного ответа.

Правда у меня есть один не очень четкий критерий: спросить себя, хотел бы лично я жить таким больным человеком. Без личного опыта ответ конечно будет не полон. Но я не хотел бы.
Тем более, пока свежи пасхальные переживания, преобладает понимание, что смерть побеждена, что у Бога все живы, что нет особой разницы, жив ты или мёртв физически.

Пока я так.