maxminimum (maxminimum) wrote,
maxminimum
maxminimum

Categories:

Разговор

Мужчина, слегка подвыпив, расслабился. Сидел в позе мыслителя, присматриваясь ко мне. Похоже, ему захотелось поделиться и высказать что-то волнующее. Может оправдаться и утвердиться, а может раскаяться.
Некоторое время он ерзал в этой позе и постоянно смотрел на меня так, будто хотел что-то сказать, затем отворачивался к окну и поворачивался назад с видом, будто говорить совсем не хочет.

Не хотелось и мне. Но мы сидели в межобластной электричке на соседних местах и разговор был предопределён. 

Он начал первый. Спросил, а почему нельзя спать с женщиной, когда никому от этого не плохо, а даже хорошо. И физически, и эмоционально, и душевно. Почему церковь запрещает?

Говорить не церковному человеку, что это заповедь, мне не хотелось. Обычно, этот прямой ответ на светских не действует, требуется объяснение, обоснование, некий логический аргумент. 
Он ждал и мне пришлось начать долгую историю о двусоставности человека. О душе и теле. О том, что человек не вещь, чтобы им пользоваться. Что, конечно, никто не запрещает, живите, как хотите, но мы не так задуманы и его вопросы, похоже, от того, что что-то не так.

Мыслитель смотрел на меня, пытаясь понять мысль. Молодая пара впереди перестала общаться и склонила уши к межкреселью. После молчания сосед поделился новым:

- Моя семья в непростой ситуации, жена постоянно требует отчетов и пытается командовать, хотя все хозяйство и бюджет держится на мне. Периодически случаются очень серьёзные кризисы, я был готов уйти, тем более дети выросли и уже нет прежней ответственности. Может она так старается меня удержать, но получается наоборот и чем дальше, тем хуже. Я ей изменил от усталости, уже не хотел с ней. Но после того случая стало иначе, отношения улучшались, семья сохранилась. Потом было ещё подобное. И снова наша семья сохранялась. Я понял, что супруга, не смотря ни на что, мне дорога. Скажите тогда, какой грех был бы тяжелей? Измена или развод? И почему это тогда грех?

Он замолчал и внезапно задремал, откинувшись в кресле. Я был рад, что больше не надо отвечать. 
Потому что не чувствовал себя судьёй.
Засомневался я что-то. Вспомнил Антония великого с его судьбами Божьими и сам стал задрёмывать, в полусне всплыла шутка, присланная по вацапу знакомым директором, предлагавшим встретиться: грех предаваться унынию, когда есть другие грехи. 

Проснувшись по прибытии, посвежевший мыслитель меня долго благодарил. 
Я не понимал за что.
- За беседу. - ответил он.
Не с кем человеку беседовать, подумал я и поймал себя на чувстве, что тоже ему благодарен.
Subscribe

  • (no subject)

    Мы давно служим в будни без алтарников. Алтарь небольшой, поэтому приноровились управляться сами. Сегодня служил, а другой наш батюшка просто пришел…

  • На Марсе жизнь есть

    Наш храмовый нищий похоже зауважал сам себя после того, как прихожане принесли ему штаны, обувь и куртку, а мы стали по выходным кормить его горячей…

  • Но избави нас от

    Чемпионат мира не слабо меняет реальность нашей привычной жизни. Мне уже давно все-равно про футбол, но как наблюдатель, с изумлением смотрю на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • (no subject)

    Мы давно служим в будни без алтарников. Алтарь небольшой, поэтому приноровились управляться сами. Сегодня служил, а другой наш батюшка просто пришел…

  • На Марсе жизнь есть

    Наш храмовый нищий похоже зауважал сам себя после того, как прихожане принесли ему штаны, обувь и куртку, а мы стали по выходным кормить его горячей…

  • Но избави нас от

    Чемпионат мира не слабо меняет реальность нашей привычной жизни. Мне уже давно все-равно про футбол, но как наблюдатель, с изумлением смотрю на…