maxminimum

Category:

Жертва

На центральной площади начинал скапливаться народ. 

Поднимающееся солнце уже достигло своим светом священного дерева с перекинутой через широкую ветвь веревкой. Жара усиливалась с каждой минутой, люди терпеливо  обмахивались листьями папоротника и поправляли бейсболки, обступая столики торговцев благовониями и благословлённой едой.

Наконец  послышались звуки ритуального пения и шум шествия. Забегали мальчишки, откуда-то взлетели и закружились над площадью птицы, усилился  гул голосов. 

Процессия вышла на площадь и направилась к ритуальному дереву. Впереди шёл капельмейстер в пробковом шлеме. При каждом взмахе его жезла следующий за ним хор плакальщиков усиливал  причитания, так что получался очень душераздирающий волнообразный всхлип, поднимающийся и захлебывающийся вместе с блестящим жезлом. 

После хора следовал приговорённый к ритуальной казни. Как обычно, он был облачён в холщовую рубашку и белые штаны той же ткани. Руки его были связаны за спиной,  позади и с боков важно шествовали по паре стражников в железных касках и в парадных мундирах. 

Шествие подошло к дереву. Под ним был установлен судейский стол, за которым восседал судья в мантии. Он держал в руках свиток с текстом ритуального допроса. 

Приговорённого подтолкнули и поставили перед столом. 

Торжественно развернув свиток судья начал декламировать:

— Осуждённый сам признался в своей вине и чтобы загладить её, он вызвался быть принесённым в жертву ВОЗУ за счастье и благополучие нашего народа. Осуждённый, подтверждаете ли вы сказанное?

Толпа затихла, ожидая ответа, но длинноволосый молодой мужчина со связанными руками и опущенной головой не отвечал. 

Судья, подождав, стал что-то тихо подсказывать ему, но осуждённый вдруг повёл себя не по правилам. Он резко поднял голову, с ненавистью обвёл глазами судью и толпу вокруг, сплюнул и громко выкрикнул:

— Будь проклят ваш народ и ваше счастье. Будь проклят Ваш бог!

Все замерли на миг, будто прозвучал гром. Первым опомнился побледневший судья. Он что-то крикнул стражникам, те схватили приговоренного, повалив, заткнули ему рот и, обвязав щиколотки верёвкой, подвесили вверх ногами на толстой горизонтальной ветви ритуального дерева. 

Всё это заняло чуть больше минуты.

Мужчина висел, выпучив глаза и  мычал через кляп что-то явно обидное и гневное. Тело его раскачивалось маятником над самой землёй, волосы веером подметали вскипевшую пыль.

Народ на площади начинал приходить в себя. 

Замершее было человеческое море заволновалось, на лицах, поднятых к небу и освященных ярким солнцем, отображались самые разные чувства. Кто-то с гневом кричал, что это предательство, некоторые плакали, матери прижимали детей, будто хотели прикрыть их от неведомой беды. Торговцы священным пивом и рисом срочно паковали товар под усиливающимися неприязненными взглядами.

Лицо подвешенного постепенно наливалось кровью, глаза выкатились и покраснели, он перестал мычать и только ещё покачивался, задеваемый охранявшими его от толпы стражниками.  



продолжение, надеюсь, следует 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.