maxminimum

Categories:

Жертва (продолжение)

Прошёл час, люди не расходились, хотя солнце достигло зенита и так нагрело камни, что на них невозможно было стоять босиком. 

Подвешенный за ноги уже задохнулся и висел покойником. Лицо молодого мужчины почернело и раздулось, глаза выпучились, из носа и открытого рта текли темнокрасные струйки.

Народ шумел и обсуждал событие, разойдясь по кружкам. В центре каждого собрания кто-то говорил или спорил, а окружающие гулко слушали. Все были поражены  необычайным  событием. Подобного на их памяти ещё случалось. 

Самая большая толпа собралась около возбуждённого невысокого мужчины с рыжими жёсткими волосами и короткими корявистыми руками. Он вскочил на лавочку и оттуда рассказывал окружавшим его землякам:

— Рок был моим другом. Мы вместе учились, вместе мечтали послужить ВОЗУ, мы полгода назад вместе участвовали в конкурсе на достойную жертву, но из десяти человек выбрали его, как самого ревностного и благоговейного. Какая же ошибка! Но кто мог знать, что он так себя поведёт?

Рыжий ухватил кривыми, грязными пальцами себя за волосы и принялся дергать их в разные стороны, так что голова его затряслась.

— Я заметил,- продолжил рассказчик - что он изменился. Когда мы разговаривали через месяц и я позавидовал чести, что ему выпала, то Рок промолчал и посмотрел на меня как-то странно.  Я понял, он явно хотел возразить. Затем, перед праздником Нового солнца он сам завёл речь о своём предназначении и признался, что не достоин его. Я доказывал, что раз ВОЗ его избрал, значит достоин, что мы все недостойны и именно в этом наше достоинство. Ведь когда избранного осуждают на казнь, он всегда имеет для этого вину. Мы потом ещё несколько раз спорили об этом после ночных жертвоприношений. Он доказывал, что не каждая жертва угодна, а только та, что от правильной души. Я тогда вспомнил слова нашего учителя, говорившего, что не нам решать за ВОЗА, главное все правильно сделать, произнести заветные слова и принять наказание.

Мужчина перестал таскать себя за волосы и обхватив голову замер на некоторое время, а затем, посмотрев на  собравшихся взволнованным взглядом,  воскликнул:

— Что же теперь будет? Это действительно неправильная жертва, Он не сказал заветных слов и боролся со стражниками.

Кто-то из женщин стал подвывать, заплакал младенец, народ повторял: что будет? что будет?


На другом конце площади ругались две женщины из хора плакальщиков, они хватали друг друга за праздничные облачения, трясли и орали. Их искаженные, брызгающие слюной рты, были обведены ритуальной черной краской, отчего вылетающие капли сразу чернели.

— Это ты виновата! Ты была дежурной в последнюю луну! Ты не помогла ему! Не захотела с ним быть! Всё испортила! Я бы не допустила такого!

— Дура! Он сам меня прогнал! Сказал, чтобы убиралась! Говорил, что забираю его воздух.

— Потому что он хотел не тебя!

— А кого, тебя что ли, косоглазую!

Они кружились в истерике и рвали друг на друге одежду. Окружающие с интересом наблюдали за борьбой, посвистывали и болели: покажи ей косая! Вдарь как следует!


Рядом с повешенным, на глаза которого уже начинали садиться мухи, очень толстый местный учитель гневно объяснял любопытным:

— Будет тяжелый год! ВОЗ накажет! Надо делать запасы и разогнать этот жертвенный комитет. Сколько мы денег им отдаём, а они только сидят на наших шеях и ничего не делают.  


Люди всё больше возбуждались, требовали, чтобы явились судьи. Где-то уже били замешкавшегося торговца ритуальной едой.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.