maxminimum (maxminimum) wrote,
maxminimum
maxminimum

Categories:

Смерть во время родов

В комментах к тексту об умерших двойняшках одна женщина по имени Алла поделилась своим опытом смерти во время родов и последующего возвращения. Интересно, она помнит, что вернуться, это был ее собственный выбор. Как священник много раз сталкивался с подобными свидетельствами, можно даже написать целую книжку про посмертные приключения наших прихожан. Привожу интересный рассказ Аллы.



В медицинской карточке я именовалась старородящая, хотя, в свои 28 лет выглядела моложе, а по своим ощущениям и вовсе прежний подросток. Период созревания мало чем отличался от преображения любой другой первородящей, когда меняется все от носа на лице до вкусовых предпочтений в питании. Помниться, особо почитаемы и уничтожаемы были помидоры сорта «розовый». За неделю до основного мероприятия передо мной распахнулись двери роддома, однако, неделя растянулась в бесконечные 21 день, когда исчезает уверенность, в том, что ты, как личность в природе еще существуешь, а все больше крепнет осознание себя, как куколки некой прекрасной бабочки, что суждено прийти в мир. Вместе с такими же мамочками часами мы фланировали по коридорам роддома, спасаясь от гиподинамии и лишнего веса, который чудным образом восстанавливался с избытком каждое утро.
Роды были назначены на 3 декабря. Подготовка в виде лошадиной дозы феназепама на ночь (он благополучно сгинул в водовороте канализации) и утренней 3 литровой очищающей до самых мозгов кружки Эсмарха. Дорогие мужчины, это не забываемый восторг, когда две мамки получают по три литра в одном конце коридора, а палата с одним вожделенным унитазом на двоих находится в противоположном. Мысли исчезают, остается только цель и ничто не в силах помешать рекордсменкам. И так, совершенно налегке нас доставили в родильный блок. Каждой выделили по боксу и мы оказались участниками «ток шоу за стеклом». Моя подруга по счастью так быстро вошла во вкус процесса и, используя удивительные по строению и содержанию, до селе не слыханные мною матерные фразы, пыталась объяснить, как она ненавидит будущего папашу ее дитя. Врачи долго не церемонились и упаковали ее баиньки одним скромным уколом и чекушечкой глюкозы. Я осталась одна в 30 местном родильном отделении под опекой трех студенток, которым вменялось измерять мне давление, температуру и пульс, а так же заносить эти важные данные в тетрадку через каждые 15 мин. Как вы понимаете, через два часа я была готова в подробностях повторить ту виртуозную речь, что совсем не давно слышала из бокса напротив от «спящей красавицы». Собрав в кулак всю свою волю, я попросила: Девочки, прошу Вас, не мешайте! Уйдите! Вероятно, у них были добрые сердца или часы практики закончились, но в процессе своего счастья я о них забыла.
Не буду описывать все удовольствия и ощущения, полученные мною в тот день, что бы те, кому еще предстоит пройти этим путем, не передумали. Скажу только, что когда 20 лет спустя я вошла в это родильное отделение в роли сестры милосердия со священником, волосы зашевелились на моей голове, а по телу побежала нервная дрожь. И не подумайте, что от боли или мук. Конечно, они были, и в не малом количестве, но не от того. Здесь, я, когда то умерла, а потом воскресла, хотя узнала об этом много позже от своего исповедника…
Муки мои продолжались с 8 утра до 16 вечера, когда в декабре уже темно за окном, но не радостным детским криком, а решением заведующей роддома: «Везите в оперблок». Меня еще раз переодели в стерильное белье, переложили на каталку и повезли всю зажатую страхом. Наркоз рассеял реальность и явил причудливые горки, подобные трубе аквапарка, только с фейерверками в алых и оранжевых тонах.
Появилось чувство, что времени нет. Сначала холод. Потом я оказалась в гулком помещении со стеллажами, на полках которого стояли ящики, огромное количество металлических ящиков в человеческий рост. Я как бы видела бескрайность этого помещения, но освещения там не было, как не было и людей. Вдруг я начала подниматься выше, выше, быстрее, быстрее, словно на лифте без стен и пола. И даже пыталась объяснить увиденное, что это, вероятно, перекрытия, которые мне видно из лифта, на верно, меня везут в оперблок, который далеко. Но у стеллажей не было крыши, и я сразу оказалась в небе, среди кружащихся снежинок, я и сама оказалась бирюзовой искоркой и видела свое яркое свечение в ночном небе над Москвой. Видела знакомую улицу, где роддом, знакомые автобусы. Прохожие, они совсем меня не замечали. И я словно опомнилась: снег, улица, люди, машины, роддом… Я обернулась и увидела окно, то самое окно, где осталась я, или уже не я… Волнение, смятение и безоговорочное желание вернуться в свое тело, все это заставило меня с силой удариться о стекло, но пробить его не получилось. Я металась, стучалась, кричала, но врачи не слышали меня, их было много вокруг такого моего и казалось не моего тела, потому что я не чувствовала его боли, его переживаний, не соучаствовала с ним в жизни, я была на тот момент бирюзовым огоньком-звездочкой. Мои страдания были здесь и со мной, и я была одинока, в целом мире. Неожиданно я начала удаляться от стекла, как то наверх в темное ночное зимнее бездонное, но по мере моего удаления свет не исчезал, а все больше окутывал меня. Все пространство стало сиренево-малиново-белое одновременно, не равномерно туманное, наполненное мириадами ярких и не ярких звезд. Четко сохранялась мысль, что это тоже люди, как и я. Они меня Встречали, они на меня Смотрели, они меня Любили. Одиночество сменилось восторгом радости, счастья, удивительным спокойствием, что вот теперь Дома. И спокойный, родной голос сказал: «Все хорошо». И действительно, Это было – Хорошо. Не могу и сегодня понять, что это за голос? мужской он или женский? Громкий или тихий? Он звучит во мне и сейчас, я его сразу узнаю, если услышу, он Любящий. И кажется, тысячи лет или одно мгновенье длилось Это Хорошо, я вспоминаю как попала Сюда. Бирюзовой искорке надо обратно, не доделано самое главное. И как самому родному и все понимающему я говорю: «Нет, я так не могу! Там остался мой сын! Он маленький, ему нужна моя помощь! Я хочу вернуться! Я должна вырастить сына!» Как бы голос мой звучал всем звездам, всей Вселенной, и единому организму, Личности. И все тот же Любящий и родной Голос ответил: «Там будет боль!» И так, как я бы сказала ребенку, боясь за него, полностью сливаясь в чувствах с ребенком. Так и Голос, Он Любил меня и был готов принять боль за меня. Я настояла на своем: «Ну и что! Пусть будет боль!» Голос согласился: «Ты сказала!» И мягко, как бы назад, навзничь я падаю с небес, как падают звезды, пронизывая черноту небес, пролетаю через стеллажи и со шлепком оказываюсь в измученном болью теле. Болит все, такой боли я не испытывала никогда раньше. И невозможность пошевелиться, желание выть от боли и радость, что слышу голоса врачей, ощущаю тепло их рук, перетягивающих меня на каталку. От меня требовали открыть глаза, но веки не слушались, и я закрытыми глазами сказала: «У меня сын! Алексей!» А в ответ дружный смех врачей: «Надо же, из нее дух вон, а точно знает, что Алексей!»
В 22 часа я проснусь после капельницы, в крови с головы до ног и острой болью в ногах. Прошло 22 года, а моя подруга боль напоминает мне каждую ночь и день о сделанном выборе. Я не жалею. Я надеюсь, что Там меня еще ждут, что Голос еще скажет: «Все хорошо!», а эта жизнь такая короткая, такая трудная, такая интересная уже не повториться, выбор может быть только раз, бирюзовая искорка, живущая в моем сердце, это знает точно. В медицинской карточке моего сына стоит запись: Желанный ребенок.
Tags: Про смерть
Subscribe

  • Проводы в аэропорту

    Все, конец, отпуск.

  • Простите

    Слава Богу, мы победили, заканчивается наше путешествие. Завтра нас обещают наградить чем-то в 10.55 в холле нашего вип-отеля. В 13.30 заключительных…

  • Интересно для меня

    Что удивило меня на Кавказе, так это множество новопостроенных, очень больших храмов. Все соборы, куда мы привозили мощи князя Владимира, совсем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Проводы в аэропорту

    Все, конец, отпуск.

  • Простите

    Слава Богу, мы победили, заканчивается наше путешествие. Завтра нас обещают наградить чем-то в 10.55 в холле нашего вип-отеля. В 13.30 заключительных…

  • Интересно для меня

    Что удивило меня на Кавказе, так это множество новопостроенных, очень больших храмов. Все соборы, куда мы привозили мощи князя Владимира, совсем…