(no subject)

Служил акафист в центре реабилитации инвалидов. 
Пришло человек двенадцать. По глазам и вопросам понял, что присутствуют в основном не церковные, поэтому рассказал им о смысле молитвы, о такой её форме, как акафисты и предложил подпевать окончания кондаков и икосов. 

Читал и ощущал всей спиной, что люди позади меня не понимают текстов. Привычные мне и полюбившиеся византийские обороты и сравнения не приносили привычного удовлетворения. Все эти неискусомужнии и благосеннолиственные царапали язык. 

По ходу акафиста стал размышлять, как бы его адаптировпть немного ближе к современному языку для использования в подобных местах для неискусных в церковнославянском. 

Когда закончил молебен и оглянулся, то с удивлением увидел благодарные, а не облегченно выдохнувшие лица. А одна из женщин даже попросила ещё прочесть Отче Наш. 

Когда расходились, подошел мужчина, представился мусульманином и извинился за присутствие:

- Тут муллы нашего нет, а помолиться хотелось, может и нельзя мне, простите, но я вам благодарен, интересно у вас. 

- Почему же нельзя, всех зовем. Мулле поклон, он похоже вас приучил к молитве. - поблагодарил я его. 

Потом поделился своим ощущением во время чтении с нашей сестрой милосердия при центре реабилитации. Она удивилась, хорошо молилось, говорит и добавила: а один мужчина, что с деформированной головой после службы сказал, что ему очень понравился текст и попросил дать ему его для жены. 

Хожу и думаю теперь. Мне тут везде последнее время мерещится реконструкция, кажется, что нужны новые формы, что многое устарело в языке, богослужениях, облачениях. А тут вот все оказывается прекрасно работает. По крайней мере в центре реабилитации, где людям больше важна суть.
Немного успокоился и сделал вывод, что не всегда надо слушать внутренний голос. Мешает молиться.

Будьте, как дети

В доме престарелых поминали сегодня сороковины новопреставленный Людмилы, одной из наших прихожанок.
Сёстры милосердия приготовили стол с блинами и пирожками, созвав почти всех наших престарелых прихожан.
Я отслужил панихиду и благословил трапезу.
Одна из бабулек умилённо сидела в своей коляске, прижав сморщенные руки к груди. Лицо, поднятое к потолку, светилось под лампами будто под солнцем радостью и весельем, как если бы сейчас пели пасху.

- Ах! - воскликнула она посреди службы - Как бы я хотела сейчас умереть, чтобы и меня так поминали!

Никогда ещё не служил панихиду так весело.

Как жалко!

Уже не раз замечал такое явление, как грех дня. Когда очень многие каются на исповеди в определённой страсти.
Последний раз более всего выделялись гнев и раздражение, особенно на ближних.
Одна женщина после рассказа о своих отношениях с дочерью всплеснула руками и ёмко подвела итог:

- Как же мне её жалко, она так страдает от меня!

Я внутренне улыбнулся такому раздвоенному состоянию и вдруг подумал о себе: ёлки-палки, а меня ведь уже давно не хватает для многих обязательств и отношений - не успеваю, не позвоню, не поздравлю, не вспомню, не посочувствую. Сколько обиженных из-за моего невнимания и забывчивости! А люди же ждут и надеются, верят в меня, а меня не хватает! Про семью уже и не говорю, отдаю им только зарплату и усталость.

Подумал так и мысленно воскликнул: как же мне их жалко!

Прошу помощи друзей

Многодетные прихожане нашего храма попросили меня в рамках приходского лектория провести беседу по теме  "Кризисы и духовные тупики христианина со стажем».

У нас уже выступали известные священники, психологи, педагоги и я всегда немного завидовал их уверенной речи, знанию жизни, непоколебимой вере и прямым путям. С грустью осозновал, что я не тот человек, что может вести за собой словом и примером. Мой путь - это путь постоянных вопросов и мучающих сомнений. И цель моя недостижима, потому что за каждым поворотом моей кривой дороги без конца появляются новые повороты.

Поэтому тема  о кризисах и тупиках христианина со стажем — отчасти моя тема. Уже давно понял, что очень часто, почти всегда, решение своего кризиса человек должен найти сам, ведь все мы уникальны. И поэтому разговор этот, если он вообще получится, будет состоять более из вопросов, чем ответов. Может быть, это и не мало, потому что осознание проблемы через правильный вопрос многим людям с похожим на моё устроением уже даст некоторое утешение. 

А давать правильные советы, исправлять кривизны и выравнивать высоты  пусть будут те, кто на это призван.


У меня уже есть несколько вопросов к себе, но времени мало и я прошу помощи друзей.

Поделитесь по-возможности своими тупиками и может быть вашими выходами из них. 

Буду крайне вам признателен!

По случаю

Я начал приходить к вере в сознательном возрасте, ещё учась в институте. Мой одногруппник , человек верующий, хотя не церковный, доказывал мне про Бога, а я доказывал про Его отсутствие.
Наш спор постоянно повторялся и звучал примерно так:

⁃ Бог есть! - кричал друг.
⁃ Бога нет! - возражал я.
⁃ Есть! - доказывал он.
⁃ Нет! - парировал я.
⁃ Есть Бог! - приводил новый аргумент друг.
⁃ Нет Бога! - отыскивал я доказательство.

И все-таки товарищ меня переспорил. Я крестился и как-то сразу попал в интересную среду.
Это были патриоты, чего стоил только Васильев с его Памятью. Частенько бывал в доме Телешова на Покровском бульваре, где работал один из лучших православных книжных магазинов и регулярно проводились патриотические лекции и встречи.
Я быстро понял тогда, что во всем виноваты массоны с жидами и мне объяснили, каким способом спасать Россию.
Но по иронии судьбы влюбился в еврейку, падчерицу одной известной и сейчас песенной поэтессы. Хватило ума и наивности привести её в дом Телешова на одну из лекций, видимо хотел соединить самое дорогое для меня в тот момент. Там Ирину зажал в углу какой-то патриот называя жидовкой. Я чудом не подрался, а девушка потеряла интерес к Христианству.
У меня перестало что-то сходиться в голове. Я мучился, душа разрывалась от любви к родине и чувств к девушке.
В поисках решения жизненной теоремы я отстоял длинную очередь к известному духовнику и после исповеди спросил его прямо:

⁃ Батюшка, как к жидам относиться?

Монах помолчал, достал платок, вытер вспотевший лоб, затем долго протирал очки и покашляв в кулак, наконец, дал совет:

⁃ Всех люби и всех бегай.

Я долго думал над ответом и объяснил его себе широко, убежав от всех: из дома Телешова и от девушки.

Теперь все, что меня выводит из мирного и спокойного состояния измеряется тем советом.

Машина времени

Исповедовал на дому старушку далеко за семьдесят. Терпеливо и с внутренней досадой слушал торопливую речь с длинными подходами к короткой сути и утомляющими повторами.
Несколько раз хотелось прервать старушку и побыстрей накрыть епитрахилью. Но удерживался, напоминая себе про её одиночество.

Бабушка долго рассказывала о своей молодости, неудавшемся браке, детях, любви и обидах. Потемневшие, с глубокими старческими язвами, руки её теребили край древней вытертой клеёнки, голос шумел старой пластинкой, слепые глаза слезились.

Сквозь плотину досады и нетерпения в меня начали просачиваться мысли о прожитой жизни сидевшей передо мной старушки. Ручейки мыслей постепенно расширяли проходы и щели. И плотина внезапно прорвалась.
Чужие чувства затопили меня сразу, жизнь старушки плотным бурлящим потоком понеслась в сознание и сердце. Вся любовь, все страдания, труды и болезни неведомой машиной времени перенеслись в настоящее. Передо мной сидела девочка, девушка, женщина. Влюблённая, преданная и снова любимая. На глазах выросли и умерли сыновья, поднялись внуки, пришла старость и болезни.

Очнувшись, вновь увидел перед собой поникшую бабушку, задушенно говорившую про спорящих об её квартире невестках.

Потом машина опять внезапно включилась и я снова куда-то улетел, увидев себя старым и одиноким за клеёнчатым столом на скрипучем продавленном диване. Где же будет моя прожитая жизнь тогда, прорвёт ли она чью-то плотину или станет тухлым и смрадным болотом.
Кто же это знает.
Машина времени молчала.

Советы хотящим жития супружеского

Не  люблю влезать в личное, особенно  в любовь. 

Советовать в подобных случаях и руководить чувствами. 

Хотя бывают ситуации, когда надо не только послушать и пожалеть, но и дать свой совет. Чаще всего при сомнениях и различных сложностях в отношениях. Тогда стараюсь делать это так, чтобы спрашивающие сами делали окончательный выбор. 

Обычно предлагаю в подобных случаях не общаться месяц-другой, чтобы остыть и подумать. Или советую предпринять что-нибудь трудное, например поехать в деревню собирать-сажать картошку, чтобы получше узнать друг друга. 

Но есть и другие, может быть для кого-то  более подходящие варианты. 

Знаю реальный случай, когда молодой человек решил ни в чем не отказывать своей девушке, соглашаясь со всем, что она хочет. Он интуитивно поставил  себя в эту позицию, чтобы проверить чувства. Через две недели он понял, что её  стало слишком много и  отношения были закрыты.

Наверное, можно  теоретически попробовать и противоположный способ: не соглашаться ни с чем и всегда выдвигать свои желания. Это чем-то похоже на разведку боем. 


На себе когда-то давным-давно испытал ещё один шоковый способ проверки. Приехали к духовнику с девушкой за благословением на брак. Выслушав наши планы и  вглядевшись в глаза, батюшка проницательно поинтересовался:

— А ты можешь без неё жить?

Я озадачился вопросом и подумал: а куда я денусь, проживу конечно. И ответил:

— Смогу.

— Ну когда не сможешь, тогда и приходи. - подвел итог игумен.


Collapse )

Радостный сон

После службы вызвали к умирающему.

Пошёл пешком, всего пара кварталов от храма. 

По дороге здоровался со встречными. Везде здоровался: на переходе, детских площадках, автостоянках, пешеходных дорожках. Все смотрели на меня с искренней улыбкой и так же искренне приветствовали, хотя я узнавал далеко не каждого. Было приятно и удивительно. Как будто не в хмурой России живём.

Умирающий, наш прихожанин, дедушка девяноста лет, ещё недавно ходил в храм, гулял по лесу, но неожиданный рак, сразу четвёртой стадии, свалил его с ног. Когда я зашел в комнату, он оцепенело лежал на кушетке с закрытыми глазами. Дочка тронула отца, и увидев меня, он неожиданно оживился:

— Ах! - сделал он- Как я рад, что вы пришли! Думал дожить до ста лет, но не получается. Хорошо, что вас дождался. - пошутил умирающий жизнерадостно. 

Только что безжизненное лицо его искренне засияло, как у тех встреченных по пути полутора десятков людей. 

Дмитрий Михайлович даже перестал походить на умирающего, казалось он только проснулся и собирается встать, но медлит, продляя удовольствие возлежания.

Его веселье передалось и мне, так что я почти радостно прочел чин причащения болящего и присел для разговора на табуретку.

После исповеди, более походившей на благодарственный молебен, пытаясь выровнять эмоциональное равновесие поинтересовался:

— А вы не боитесь умирать?

— Нет, я готов, мне даже сон приснился сегодня об этом. 

— Сон? Про вашу смерть? - мне стало совсем интересно.

Collapse )

Легко стать богом

В машине по радио услышал новость: какой-то учёный тайнообразующе создал генномодифицированных детей. Он им приделал невосприимчивость к спиду.

Дикторы рассуждали о событии и запустили телефонное голосование с вопросом для зрителей: хотели бы вы, чтобы ваши дети были генномодифицированными. Так кажется, правда не уверен в точности формулировки.

Результат поразил даже самих ведущих. 98 процентов слушателей согласны! 

Получается 98 процентов живущих хотят быть богами. 

Цифра удивительно координируется  с двумя процентами церковных людей в нашей стране (согласно какой-то статистике).


Поделился с супругой своим удивлением.

 Жена, биолог по образованию, в разговоре заметила, что это всё идёт поиск бессмертия. Может они и найдут его, но пользоваться им сможет только золотой миллион, других не допустят. - сказала она задумчиво.


— Как считаешь, - поинтересовался я, - протоиереев включат в этот миллион?

— Нет, конечно, скажут: хватит с вас и царствия небесного.


В принципе, я согласен, если мне так скажут.