Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Благоразумный

Беседовал с парой, желающей венчаться.
Он, здоровенный мужик под пятьдесят, пришёл в спортивных штанах и в куртке с кучей лейблов. Сидел на скамье по-хозяйски расставив колени. Она двумя руками нежно и крепко держалась за его локоть, будто желая спрятаться там подмышкой.

Двадцать лет в браке, познакомились на автопарковке - он ей уступил парковочное место.

Расспрашивал по обычаю: когда стали верующими, почему решили венчаться.
Услышал от него интересную историю.

Середина девяностых, ехал в машине, вёз товарища на вокзал. Тот протянул ему автоиконки.

⁃ Зачем мне это на...
Возразил мужчина и забросил их в сторону.
Через минуту на пустой дороге он въехал в чей-то багажник.


Этот же друг вскоре стал его крёстным. Крестились в Лавре. Приехали заранее, в пять утра, на службу, было ещё темно. Неожиданно оглашённый почувствовал свет в куполе и, подняв голову, увидел летающих в свете голубей.

⁃ Что это? - ткнул он локтем крёстного.
⁃ Не отвлекайся, молись. - ответил друг, ничего не заметив.
Через несколько минут свет с голубями снова привлекли его внимание.
⁃ Похоже, это для тебя - заметил опять ничего не увидевший крестный.


Бывают у некоторых галлюцинации на почве религии, но мне этот здоровый толстокожий дядька казался не из таких. А тут он и сам сказал, что если бы не крестился тогда и не изменил жизнь, то давно бы лежал со своими товарищами.

Рекетир!

Стал расспрашивать, многие ли его товарищи тогда полегли.

⁃ Многие, выжили большей частью те, кто сумел перестроиться, изменить жизнь так или иначе.
⁃ В основном они сейчас депутаты в Подмосковье. - закончил он неожиданно.

Прочитав нечто в моих глазах, он торопливо прибавил:

⁃ Они хорошие депутаты, понимают народ и голосуют против повышения налогов.

Вполне верю.
Но вот хожу с мыслью, кем бы стал благоразумный разбойник, если бы не попался тогда?

С Рождеством!

Один Маленький мальчик спросил родителей: почему Бог сделал меня инвалидом?

У меня сжалось все внутри, когда они мне это рассказали. Каково же родителям!
Растерялся, не знал, что ответить и мальчику и взрослым.

Но всматриваясь сегодня в необъяснимость тайны Боговоплощения, вдруг, приходит ответ: чтобы тебя любили и ты любил!

Все вокруг нас и в нас для любви!!

В такие дни в сердце открывается эта истина. Потом, правда, что-то отходит и снова болит вопрос: почему Бог так сделал.

Но это потом.

Сейчас же всех с Рождеством!
Все для любви!

Не хлебом единым

За годы служения, думаю, каждый священник постепенно превращается в подобие многофункционального центра.

В зависимости от места служения он становится фондом взаимопомощи, медицинским и социальным администратором, правозащитником, юридическим агентом, семейным, личным, детским и прочим психологом, искусствоведом, архитектором, строителем, порой риэлтором, организатором производств, ресторатором, шеф-поваром, литературным критиком, экскурсоводом, программистом, педагогом и обладателем массы других компетенций.

Все это обуславливается особенностями священнического служения: нахождением внутри общества или пусть даже определенного его слоя, изначальным поставлением на учительскую, отцовскую и судейскую позиции, воспринимаемостью в качестве посредника с Высшим, плюс доверием и относительной доступностью.

Конечно, многое зависит от личных качеств священника, его образования и темперамента, готовности брать на себя заботу и ответственность за советы и решения не связанные напрямую с его прямыми обязанностями.

Когда я учился в девяностых в Свято-Тихоновском, там кроме богословских и богослужебных дисциплин, кажется, больше ничего не преподавалось. Современные же курсы повышения квалификации священнослужителей, пожалуй, большей частью посвящены темам уже не церковным, а с церковной жизнью соприкасающимся.

В своей практике, постепенно накапливая опыт, я порой и сам рискую давать советы или проявляю инициативы в нецерковных сферах жизни. Но чаще всего отсылаю к специалистам, прихожанам или знакомым, готовым так или иначе оказывать свою профессиональную помощь.

Эта многофункциональность затягивает и со временем я стал осознавать увлечение и вовлечение в различные компетенции, как искушение, подобное первому искушению Христа в пустыни, когда Ему было предложено превратить камни в хлеб.
Но ответ, что ‘не хлебом единым’ мне чаще всего невозможно было произнести из-за обстоятельств, а также своей или собеседника неготовности к нему. Потому что понимал, что мной и вопрошающим больше ищется не Христос, а хлеб.

Но стал замечать, что эта ситуация внутри меня постепенно стала выравниваться.
С одной стороны, по-прежнему часто принимая чужие обстоятельства близко к сердцу, я переживаю и действую эмоционально. А с другой мне все чаще удаётся сохранять в себе свидетеля и наблюдателя. А ему уже гораздо проще пытаться одухотворять телесные и душевные необходимости. Одухотворять получается далеко не всегда, но попытки учащаются.
Это радует.
Но тут неожиданно возникает новая проблема- эта радость становится похожей на второе искушение Христа.

Закладная грамота

В прошедшее воскресение наш викарный епископ Парамон отслужил литургию и заложил капсулу времени с закладной грамотой в фундамент будущего храма.

После того, как все официальные и почетные гости бросили свой мастерок с раствором, маленькие дети нашего прихода облепили место закладки, и по-очереди овладевая инструментом принялись строить, закидывая новые порции раствора в уготованное место.
Выглядело очень символично - от епископа до младенцев, все вложили свою горсть в возрастающий храм.

Потом, за обедом, многие гости говорили о своём неверии в то, что мы сможем завершить фундаментные работы.

Я и сам, как участник и наблюдатель всего происходящего, отношу совершенное к разряду чудес. И меня очень зацепила мысль, высказанная нашей мудрой матушкой-регентом о том, что настоящие чудеса нужно планировать.

Теперь стало совершенно понятно, что «Вы просто не умеете их готовить», это прежде всего про чудеса.

Благодарю всех неравнодушных за посильное участие в строительстве и подготовку чуда.

Мешочек Святителя Николая

Благодетель, наш прихожанин и совладелец бетонного заводика, снизил цены на бетон до себестоимости. Кроме того, даёт нам его в долг и бесплатно помогает с бетононасосом. Мы ему благодарны, но долг все-равно накопился и давил всеми своими 800-ми тысячами рублями.

Обещал отдать в ноябре, затем в декабре. Благодетель осторожно интересовался и верил мне. А я не представлял, как сдержу обещание. Переживал конечно, но не очень - привык уже к тому, что Господь решает наши строительные вопросы.

На всенощной опять вспомнился долг. Вздохнул грустно, пытаясь отогнать мысли о земном и снова включиться в службу.
Исповедующий священник зашёл в алтарь на шестопсалмии:

⁃ Отец, возьми, тут женщина какая-то после исповеди передала на храм.

Через целлофан просвечивался брикет долларов, перетянутый желтой резинкой.
10 тысяч - весь наш долг за бетон без малого. Так сразу и отдали этот пакет благодетелю.

Если я и сомневался немного построится ли храм, то сейчас уже больше удивляюсь, как Господь разнообразно и неожиданно помогает.
Наверное, в следующий раз клад найдём.)

Продолжение об исцелении Игоря

После рассказа Игоря, наполненного переживанием и искренностью, очень хотелось ответить на его главный вопрос пылким «да!». Но чувствуя эмоцию, немного помолчал, чтобы отдышаться, вспомнил и свои пару-тройку случаев посещения и сказал:

⁃ Возможно. Опыт мне подсказывает, что это очень похоже на встречу. А изменилось ли что-нибудь внутри Вас после той ночи?

Собеседник поделился со мной появившимся у него желанием стать христианином.

Теперь он задумался о выборе конфессии и по-деловому наводил справки не только у меня, но и у знакомых ему протестантов.
В результате своих исследований Игорь остановился на православии.
Основными доводами при этом для него были древность, испытанная временем традиционность, а так же профессионализм священнослужителей и экономическая успешность РПЦ. Знакомых протестантов он прочувствовал больше как любителей, а успешность для него, как для человека из бизнеса, послужила видимым доказательством невидимого.
Последний его аргумент для меня оказался неожиданным и спорным, а о профессионализме было слышать приятно.

Игорь попросил меня помочь ему стать христианином. Я ожидал просьбу, но все-равно был взволнован - когда тебя выбирают за профессионализм, это накладывает дополнительную ответственность.
И может быть именно из-за обвинения в профессионализме, неожиданно для себя я задумался: как же следует вводить человека в церковь?

Исцеление Игоря

Знакомый по светским обстоятельствам моей жизни обратился с неожиданной просьбой поговорить. Он с уважением относился к церкви, глядя на неё из своего опыта экономиста под углом бизнеса, но к внутренней её жизни был никак не причастен.

При беседе рассказал:

Заболел ковидом, поначалу неплохо чувствовал, затем хуже. Наконец, температура 40, дышать тяжело, врачи не едут. Посреди тяжелой бессонной ночи понял, что умирает. Смерти особо не боялся, пожил уже, но осознание ответственности за оставляемых сильно взволновало его. Вся семья, родители, жизни многих людей с ним связанных на фирме зависели от него.

Поняв, что выхода нет, Игорь набрал в интернете запрос: какие бывают сильные молитвы. Высветилась молитва Иисусова.

С трудом встав, он от души произнёс слова.

Внезапно его затрясло, полились слёзы, пришло желание немедленно попросить за все прощение у жены. Человек он спокойный и рассудительный, поэтому своим внутренним наблюдателем осознавал, что это не истерика, а нечто другое.
Разбудил супругу, простился с ней и лёг умирать.
Утром проснулся с температурой 36 и в хорошем самочувствии.

⁃ Скажи мне, это был Он? - задал Игорь свой главный вопрос в конце рассказа.

Двадцать лет спустя

Более 21-го года назад первой моей требой после рукоположения было освящение квартиры у одной, мне тогда казалось, пожилой пары.
Мы не расставались с Антониной и Николаем все эти годы. Постоянно виделись в храме, общались, крестили их внуков, служили молебны по разным случаем.
Николай Николаевич в этом году заболел, онкология. Похудел за тридцать килограмм, с трудом доходил до храма. Супруга на днях попросила меня его пособоровать.

Приехал на ту самою квартиру.
Пособоровал. Затем спросил:

⁃ Николай Николаевич, Вы как, надеетесь выздороветь или собираетесь уже?

⁃ Надежда конечно есть, как же без неё. Но мне, наверное, уже пора. 82 года все-таки. Пожил.

⁃ А не боитесь умирать?

Мужчина задумался на несколько секунд, улыбнулся:
⁃ Ну, волнуюсь конечно.

Ещё немного помолчал, затем:
⁃ Вообще-то готов.

Я вздохнул, собирая саквояж:
⁃ Вы там обо мне замолвите, а то я не все понимаю в своей жизни. Путаюсь сильно.

Николай Николаевич пожал плечами и снова понимающе улыбнулся.

Уходя, я замешкался соображая, как проститься. Сказал:
⁃ Я побежал. Не знаю, увидимся ли ещё.
⁃ Как получится, батюшка, бегите.

Так вот, все просто.

(no subject)

Пару раз сегодня заезжал Глава управы. Позвал его пообедать.
Конечно, разговоры и разные истории.
Я все больше о хлебе насущном и о стройке, а он о Боге и христианской жизни.
В частности, он рассказал случай про знакомого, имевшего привычку знать за Господа, что Ему угодно и из-за этого попавшего с семьей в серьезную аварию, его отрезвившую.

Я это пишу к тому, что один комментатор, не принимающий проект храма, но достаточно осторожный и поэтому анонимный, написал от имени Бога сцену страшного суда надо мной:

«Критикам больше нечего сказать.
Дальше будет говорить Господь Бог.
Придёт время строителю давать отчёт, а ему вопрос:
- Зачем же ты построил протестантскую кирху, болезный?
- Да вы что! У меня ж архитекторы! Древний Новгород! Современность!
- Ты уж определись, древний Новгород у тебя или современность.
- А я же не знал, а мне же никто не сказал!
- У тебя сотня комментариев под одним только храмостроительным постом в ЖЖ.
- Да разве можно этих анонимных ретроградов слушать? Они же все из зависти!
- Зачем ты тогда для них публиковал? Зачем слушал других анонимов, которые хвалили проект? Нравится лесть?
- Каюсь, оплошал маленько, но я не виноват! Сам Святейший подписал!
- Это с тебя ответственности не снимает.
- Аааааааааа!»

На всякий случай решил проверить адекватность анонима:

«Господи, не пиши больше в моем журнале анонимно, а то я тебя забаню.»

Предположение, к сожалению, подтвердилось - аноним принял подобное обращение и ответил вполне серьезно:

«Разве технически возможно забанить здесь отдельно взятого анонима?
Если сумеете, то я - обеими руками "за". Этим вы окажете мне услугу, которая дорого стоит.»

Ещё затем он написал очень длинный текст о своих стараниях в лечении еретиков вроде меня, но я это стёр, как и обещал.

Замечаю, что принятые, но немного меня смущающие, решения вскоре подтверждаются или опровергаются пришедшим с неожиданной стороны способом.
Вот и в этот раз рассказ Главы у меня сразу связался со вчерашним бедолагой.

Поэтому не буду судить, но что решил, то решил, буду тереть комменты болезного.

А храм строится как-то неожиданно-чудесно и принимая решения я реально ощущаю себя не собой, а исполнителем воли. Но при этом стараюсь сохранить посильную трезвость и здравомыслие.

Так что, все-равно спасибо неадеквату, напомнил, что полезно порой взглянуть на себя со стороны.

О высоком и не фальшивом

Не люблю высоких слов, но тут захотелось записать один сегодняшний разговор.
Бывший кочетковец, наш теперешний прихожанин рассказал:
⁃ Сейчас много думаю о времени, когда был в братстве. Переосмысливаю и приходит новое понимание.
⁃ Тяжело и трудно уходил из братства, но когда удалось его покинуть, то появилось чувство возвращения в церковь. Там были очень хорошие отношения с людьми, членами братства. Но потом мне стало понятно, что за этими тёплыми отношениями я не видел Христа. Сейчас Христос для меня свет, а тогда светом служили те люди и хорошие отношения.

Мужчина, однако, приобрёл в братстве не мало полезных привычек. Например, регулярное чтение и беседы о Писании. Однако и тут он переосмыслил подход:

⁃ Раньше не понимал, почему людям не интересно, когда я им рассказывал о Христе и Писании. Теперь осознал, что говорил не от себя. Когда, что-то из писания становится моим, то разговор ведётся уже на другом уровне.

На самом деле, я очень уважаю этого прихожанина. Он от души и много помогает мне с миссией. Тяжелая в материальном плане жизнь и личные трагедии только делает его крепче. Иногда мне, зная его ситуацию, даже бывает страшно его спрашивать, как дела. И громкие слова о вере и любви, думаю, в отличие от меня, он имеет право произносить. Не частый случай, когда при слышании их не чувствуешь фальши.