Category: архитектура

Обращение

В феврале-марте подойдёт время строительства постоянного храма нашего прихода. 

Этому историческому для нас событию предшествовала долгая, многому нас научившая и подходящая к концу история проектирования храмового комплекса. 

Архитектора мы пригласили из творческой мастерской «Квадратура круга», нас покорил их проект православного храма в Рейкьявике. Очень хотелось, чтобы и наш храм был пусть и небольшим, но шагом вперёд в деле храмостроительства. 

Многим новый проект не понравился, в том числе моим близким и части прихожан. Проектировщик тоже попытался влиять на архитектуру, приводя разнообразные аргументы. Мы много встречались, обсуждали, что-то переделывали. Я колебался, но поддержка одного из патриархийных архитекторов, видимо уже уставшего от стандартов и реплик, а затем и самого Патриарха, неожиданно выделившего почти семь с половиной миллионов рублей на оплату проектных работ, укрепили меня в выборе и помогли устоять.

Архитектурной иконой храма была задана тема воспитания и подготовка детей к взрослой жизни в нашем современном мире. 

Это творческая задача решалась не только наличием придела в честь иконы Божией Матери «Воспитание» и устройством классов для будущей прогимназии, но и архитектурной концепцией, в которой традиционные композиционные формы сочетаются с современными методами формирования пространства. Гармоничное соединение традиции и нового, на мой взгляд, одна из важнейших задач современной педагогики.

Collapse )

Проект храма

Работа над эскизным проектом будущего большого храма постепенно ведётся. Например, в процессе мы рассматривали концепты вот такого рода:




Это здание из алюминия, оно очень дорогое в постройке и сильно сомневаюсь, что проходное через наши инстанции. Концепт предложен одним нашим прихожанином. Он не архитектор, студент дипломник технического вуза.


Сейчас же подошли к такому предварительному варианту проекта. Это профессиональный молодой архитектор.





По факту, от первоначальной задачи проекта, как иконы воспитания и взлёта мало что осталось из-за множества причин, но от идеи храма 21-го века пока не отказываемся. Хочется на базе традиции сказать новое слово.

Концепт храма

В этом году нашей общине должны передать участок земли для строительства большого храма.
Мы находимся на территории бывшего военного аэродрома (времён войны) в районе метро Планерная. Сейчас на его месте депо метрополитена и другие постройки. Уже писал, что хотелось бы построить храм 21-го века. Мне показалось интересным, чтобы в его архитектуре обыгрывались мотивы самолета и аэродрома.
Воображение играет.
Самостоятельно, пока без участия архитекторов, разработали первый концепт предполагаемого храма.



Иеромонах Александр Папсуев

Через монастырскую площадь, флагом подняв правую руку с исписанным листком бумаги, решительно склонив вперед седую голову с развевающейся по ветру бородой, строевым шагом с отмашкой, пожилой монах стремительно направлялся к дому наместника. 

Когда вспоминаю иеромонаха Александра из Данилова монастыря, то передо мной всегда встает описанная картина. 

Пожилой мужчина постучался ко мне, в кабинет помошника эконома Свято-Данилова монастыря. 
- Здравствуйте, можно войти, меня зовут Виктор. Хотел бы поступить в монастырь.
- Это не ко мне, вам к наместнику надо. А что вас привело к такому решению?-не удержался я от вопроса.
- Я подполковник, служил замполитом, недавно отправили в отставку. Задумался о Боге и стал верующим, всегда служил идее и сейчас хочу прослужить остаток жизни.
Я глядел в окно на моего посетителя, идущего через площадь в дом наместника и размышлял, каким коротким может быть путь от замполита до монаха. 
Виктор стал трудником монастыря. В синем грязном халате шестидесяти однолетний бывший замполит полка таскал разный монастырский мусор в тачке и ведрах, выполняя послушания разнорабочего. Я всегда при встречах с интересом смотрел на его невысокую, согнутую фигуру, седые волосы и бороду, лицо с крупными складками морщин, большим восточным горбатым носом и широкими бровями. Здоровался с ним, он кивал в ответ и брел дальше, толкая тачку. Через два года ему благословили подрясник и Виктор стал продавать свечки за церковным ящиком. 
Как послушник он уже жил в Братском корпусе и, полагаю, многому удивлялся бывший замполит, а может, немало повидав в жизни, уже ничему не удивлялся. Как зачисленному в штат монастыря приходилось ему и пономарить, но Виктору с трудом давался церковнославянский, я часто с сочувствием и улыбкой слушал как он коверкает тексты молитв. 
Видимо оценив добросовестность нового монаха, отца Александра поставили заведовать рухольной (хозяйственным складом в подвале братского корпуса) и монастырской гостиницей. Это трудное место, где легко можно нажить друзей и врагов. Хозяин рухольной по должности невольно мог знать, чем живет каждый в монастыре. 
В общем то братия не любила отца Александра. Довольно жестко смеялись над его особенностями. Нестандартное для Даниловского монаха прошлое и особенный жизненный опыт отделяли его от остальных насельников обители. Он был одинок и насколько знаю не имел друзей среди собратьев. Как-то, видимо не выдержав отношения, отец Александр написал прошение на свою отставку из рухольной. Удивительно было смотреть в окно на его марш бросок в дом наместника, описанный в начале этих воспоминаний. 
Когда он стал иеромонахом, к нему потянулись люди. Видимо возраст, опыт и внимательность привлекали к пожилому священнику исповедников. О его иерейском служении мне больше известно от общих прихожан монастыря и нашего прихода. Как то раз мы с ним дали противоположные рекомендации одной семье, причем его совет был первым и я знал о нем, однако в разговоре немного снисходительно и с улыбкой отозвался о пожилом иеромонахе и порекомендовал наоборот ему. При встрече на престольном празднике в монастыре отец Александр виновато сказал мне своим сорванным голосом: вы уж простите батюшка старого дурака, я же не ученый и не образованный. Мне стало стыдно. 
Скончался иеромонах Александр Папсуев в августе 2010 в возрасте 81 года, погребен на подворье в селе Долматово за алтарем Знаменского храма. Странно, но я не нашел ни одной его фотографии в сети и только два упоминания о нем, про отпевание и награждение желтым крестом на монастырском сайте. Пусть будет еще мое скромное воспоминание. 

Отец Александр не учился всяким богословским наукам, но как сейчас понимаю они не являются предметом первой необходимости для пастыря. Тут больше востребованы жизненный опыт, умение слушать, терпение и доброе отношение к людям. Это у него было. 

Игуменья Марья

В соборе Святых отцов Данилова монастыря на рубеже 80-90-х была уборщица Ольга Баранова. Высокая, статная, тихая, когда надо было убрать в иконописной, стучалась, спрашивала разрешение, сделав дело, говорила спасибо. В свое время Она окончила Гнесинку, пела в Матвеевском хоре на Ордынке. В конце концов ушла в монастырь, в Коломну, под начало игуменьи Ксении. Тут выяснилось, что ее папа генерал КГБ, важный сотрудник церковного управления. Он приехал в монастырь, метал громы, обещал разнести все и развеять. Матушка при первой возможности избавилась от опасной сестры, рекомендовав ее игуменьей в открывшийся Белопесоцкий монастырь под Каширой. При поставлении митрополит Ювеналий сказал присутствующему отцу-генералу: хорошая игуменья получилась, тот довольно кивал. Вскоре Он умер от рака.
В разгар Инн-компании с удивлением узнал, что игуменья Мария со всеми сестрами покинули монастырь и, по слухам подались к старообрядцам. Вскоре услышал, в горах Абхазии появилась какая то игуменья Марья, та или не та, не знаю. Мне интересно, никому не известна судьба бывшей Белопесоцкой игуменьи?

Босния, Требинье

Сегодня ездили в Требинье, Босния, посетили сам город и два монастыря неподалеку.
Город провинциальный, подобен нашим районным центрам. Жизнь размеренная и все очень дешево.
Мост Мехмеда-паши 16 век, за мостом на горе монастырь Грачаницы, копия косовских Грачаниц

Монастырь Дуже- женский, тихий, рядом с храмом могила игуменьи, умерла в этом январе, пробыла в монастыре 55 лет, из них 50 игуменьей. Совсем ничего не продается, кроме свечей.
Монастырь Твердош основан в 4 веке, все там конечно новое, но атмосфера чем то напомнила афонскую. Настоятель на службе в рваной рясе и подряснике, так что по колено выглядывала голая нога, запретил себя фотографировать. В продавнице удивили майки с изображением Гаврилы Принципа, замечательные капли и бессмертная книга.



Интересный механизм для полива виноградников и боснийский закат

Света

Сегодня память прп. Феодосия Киево-Печерского. Служил и вспоминал самиздатовскую книжицу в зеленом коленкоровом переплете, купленную в подпольном книжном магазине на одной из арбатских квартир в конце 80-х. Киево-Печерский патерик. В моей голове тогда зарождалась монашеская романтика. Душа жила предчувствием великих подвигов. Такие книги читал как некое руководство к подражанию. Глупый был, неопытный. Помню, поразился моменту из жития преподобного, мать пришла навестить его в монастырь, а он не вышел к ней.
Света, одна из сестер милосердия при нашем храме была старшей по дому престарелых.
Все думала, выбирала свой путь, делал ненавязчивую попытку познакомить ее со своим братом, но не сложилось. Ушла в монастырь в калужской епархии. Подруги, сестры из пансионата ветеранов, поехали как-то навестить ее. Не вышла к ним. Уважаю поступок, но сейчас даже не знаю как к этому относиться. На эту пасху моя знакомая встретила ее в Горнем монастыре. Послушница Фотиния там проходила что-то вроде практики. Объятия, радость, разговоры.
Не знаю.
Для меня лично, сейчас стоит задача быть просто порядочным, какие уж подвиги.

Как Господь спас меня от позора

Когда трудился в Даниловом, раз поехал в храм святителя Николая в Заяицком забрать замки от строительных лесов. Мы давали им попользоваться ровно сто штук. Староста открыла склад и ушла. Я поручил рабочим пересчитать замки в одном ящике, там оказалось 47.
- Грузите три ящика.-велел я.
Не учел, не знал еще, какими дотошными и недоверчивыми бывают церковные старосты.
Она вернулась и спросила, заглянув в кузов:
- Сколько тут?
- Посчитали один ящик, там 36.- Соврал я с испугу.
- Сгружайте, будем пересчитывать, чтобы было ровно.- Приказала она.
Пока считали первый ящик, я стоял, холодея и умоляя Господа избавить меня и монастырь от позора.
- Тридцать шесть.- сказал рабочий, пересчитав замки в первом.
Столько же оказалось и во втором. Ну а третьим был тот, где 47.
Как же я благодарил Бога за эти выдуманные и оказавшимися реальностью 36.
Правда все-таки не перестал врать, но теперь делаю это гораздо реже.