Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Сходил в театр

Наш прихожанин, актёр московского театра, позвал нас с супругой на спектакль «Царство отца и сына» по пьесам А.К.Толстого «Смерть Ивана Грозного» и «Царь Феодор Иоаннович».
Сам Дмитрий там играет Ивана Грозного.

Хорошие места, великолепный состав, постановка пусть и современная, но недалеко отошедшая от классики и при этом злободневная, да ещё подготовительная рюмка коньяка в буфете сделали вечер.

Тема власти и человека всегда интересна, тем более, если сам являешься руководителем и подчинённым. Смотришь и осмысляешь прожитый опыт.

В спектакле два полубезумных царя, один болен недоверием, величием и гневом, другой доверчивой слабостью, добротой и простотой.
При первом забитые, напуганные и послушные бояре, принимающие все безумства. При втором сильные, интригующие, вырывающие куски, творящие произвол подчиненные.
При обоих страдает и валится государство.

Для меня эта тема актуальна. И не в применении к кому-то там наверху, хотя и замечаешь актуальные параллели. Тут я согласен с Толстым, если суждено чему-то подняться или свалиться, то правитель тут не важно какой. При любом свалится или поднимется.

А вот вопрос как, с позором или славой, для меня важен.

Правда, вот опять вопрос, что есть позор, а что слава?
Царь Иван славен в истории, а Феодор слишком мал для неё. Но по спектаклю второй гораздо более вызывает симпатий.
Жестокость или как сейчас говорят - жесткость, Грозного - сила? Примиренчество и доверчивость Феодора - слабость?
Или наоборот?

Что-то мне подсказывает, что это вопрос чисто личный и индивидуальный. Хорошо, когда человек находится в гармонии со своей средой, тогда он может быть таким как есть. А если нет? Если ему приходится творить вопреки себя. Тогда и решается, что есть сила, а что слабость.

Несколько дней уже всматриваюсь в себя, размышляя о своём месте. Конечно я пытаюсь построить такой мир на приходе, где мог бы быть самим собой, жить гармонично. Но чаще всего собой мне быть не удаётся. Приходится поступать вопреки себе. При этом чувствую, что я меняюсь, вернее раздваиваюсь. Два моих я по очереди смотрят на поступки друг друга, по очереди становятся мной и моим зрителем.
Иван и Феодор в одном флаконе.

Интересно все-таки жить, говорит откуда-то третий.

А приход развивается независимо от того, какой я решает вопросы.

Могильные памятники в Грузии

Могильные памятники давно вызывают у меня пристальный интерес, так как они в себе отражают культуру смерти. И, соответственно, смысл и порядок жизни, ведь человеческой жизни смысл даёт именно наличие смерти.
Поэтому я всегда стараюсь при случае погулять по кладбищам в местах, где приходится бывать.

В Грузии древние намогильные памятники очень интересны. В совершенно разных областях страны мы увидели старинные надгробные монументы в виде различных животных. Обычно овец или коней. Предполагаю, памятники отражают жизненную мечту усопших.


Буквально все они на прицерковных погостах.
Collapse )

В Грузии я научился летать

Для этого нашей группе пришлось подняться на Верхний Тмогли. Автобусы туда не ходят, иначе все бы тогда летали. 

Скажу по секрету, надо сесть в настоящий  грузовик на настоящее сено и с немыслимым восторгом трястись по серпантину. Какое же это наслаждение  сидеть в кузове под голубым небом, изо всех сил держась за борта. Настоящий Грузинский кабриолет!

Collapse )

Сванская песня

Боюсь подступиться к теме поездки по Грузии и особенно Сванетии, потому что наше нынешнее путешествие, как выдавленная зубная паста, полагаю, невозвратно поколебала у меня сложившуюся привычную картину мира, открыла новые краски и звуки, заставило задуматься, дало сильный толчок к внутренней работе.
Всё это пока зыбко и не оформлено, как направление без дороги или, когда вулкан извергся, а лава ещё не остыла.
Но главный вывод я для себя сделал такой: древняя культура, как и хорошее воспитание в нужный момент помогает быстро и безболезненно меняться, расти и развиваться.

По своему происхождению сваны ведут себя ещё от Шумерской цивилизации. Доказательством служит несколько сотен общих слов в древних шумерском и сванском языке.
Местный ансамбль исполнял для нас те песни, что пели их предки 4000 лет назад. Очень интересные звуки - глухие, гортанные, глубокие, но при этом нежные и тонкие.
Наш гид говорил про некоторые песни, что певцы сами не знают о чём поют. Такой вот древний язык.

Местный этнографический музей в Месхии также полон древнейших экспонатов. Ювелирка, тончайшая металлообработка по серебру и золоту, иконы, просто шедевральные, местного, сванского, письма, например 11-го века. Век четырнадцатый они называют новоделом.
Сваны никогда не были рабами, крепостное право до них не дошло.
Не буду много говорить о Сванских Башнях, которые строились ими еще позапрошлом тысячелетии. Их и сейчас сохранилось около трехсот ( правда, те что сейчас 'новоделы', им не больше 700 лет).





Красивейшая и суровая природа. Горы, лучше которых я не видел, думаю, что нет таких. Мне кажется, тут конечная остановка к слогану Высоцкого: лучше гор могут быть только горы.
Ужба, самый сложный маршрут на вершину которой покорил пока только местный альпинист Михаил Хергиани (у сванов альпинизм - национальный вид спорта) или прекрасная Белая невеста в снежном свадебном наряде. Кстати, Высоцкий знал Хергиани и был тут у него в гостях.
Мы поднимались к истоку ледниковой реки. Из ледяной арки, как из женского лона, шумя и бурля, рождался горный поток. Это воистину место силы, притягивающее и не отпускающее. Хотелось кричать, плакать, петь и молчать одновременно. Когда-то ходил кропил наш соседний роддом, в родовом отделении пытался вести себя деликатно и не лезть с предложениями, но одна роженица сквозь стоны попросила окропить её. Почему-то те стоны и роды сразу вспомнились мне, когда я увидел рождение реки.



Мало, что зная об этих людях, я всегда относился к ним, как к дикарям, с опаской и свысока. Казалось бы, их недавнее прошлое только подтверждало такой взгляд-горцы с кинжалами и кровной местью. Десять лет назад сюда ещё не было дороги. Редкие смелые туристы часто грабились, но пришло время и древняя культура выстрелила: дороги, даже аэропорт, гидроэлетростанция, в местных отелях места надо бронировать чуть не за полгода, на улице можно забыть кошелёк или мобильник и он будет ждать хозяина, впрочем это по всей Грузии сейчас.
И любопытнейшее отношение к Саакашвили, во многом благодаря которому произошёл этот выстрел - ему благодарны, но не любят и больше его не хотят, пусть и нынешние правители намного слабей: ему надо поставить памятник и посадить одновременно - говорит наш гид Иорам.
Глубинно нравственная и благородная мысль.
После Сванетии я почувствовал себя мелким. Хочется расти.
Оооэээоо- так заканчивают свои песни сваны.

Настоящие Короли

Что-то ёкнуло во мне, когда в требном журнале увидел просьбу освятить лодку.
Знаю, это ёкание моей второй души, вернее не реализованной половинки моей единственной души. Видимо той её части, за которую один мой жж друг неожиданно увидел во мне сходство с королем за стеной из "Игры престолов".
Да, это тайная мечта, чтобы унестись ветром за стену, туда, где предел всему, куда уходит воронка беспредельного выбора и всё зависит только от тебя и ничего не зависит тоже.
Всё это молнией пронеслось в этом ёканье.

Ну, что же. В результате я утешен, есть у нас те, кто реализовал свой застенный титул.
Игорь и Ольга уже продали всё своё недвижимое имущество. У них уже нет московской квартиры, есть только один корабль, на котором они в воскресение отправляются в кругосветное путешествие. По планам оно должно продлиться три года.
Игорь когда-то начинал со строительства машин для кемпингов, этаких домов на колёсах. Затем стал строить лодки. Предпринимал попытки кругосветок, но все они незавершённые. Несколько раз вынужден был продавать свои лодки в разных странах и возвращаться домой самолётом. Один раз в Атлантике его кораблик затонул в бурю. Он спасся на плотике и два месяца плавал по воле волн без воды и еды. Пил дождевую воду и ел как-то пойманную рыбу. Даже уже согласился с неизбежностью. Но выжил и даже написал книгу.

На этот корабль они многое поставили, теперь это их дом.

Вспомнилось, кстати, что было время, когда я хотел за неимением земли построить храм-корабль. Но лишь только помечтал. А ведь мог оказывается!

Корабль "Черепашка" совершенно автономен. Там три двигателя (дизель, бензин и электричество), паруса, солнечные батареи, опреснитель воды. Навигация. Управлять им можно даже с мобильного.
Четыре каюты и салон-кухня. Поликарбонатный корпус. Всё сделано самостоятельно своими руками.
В воскресение их ковчег отплывает за стену. Здесь остаются четверо уже взрослых детей, а там ... дай им Бог.

После освящения эти короли застенья позвали меня поплавать с ними в какой-нибудь части их кругосветки. Ой! ЁКНУЛО!







Будва

Всегда есть те, кого привлекает и другие, кого отталкивает новое в старом.
Это объясняется важностью древней традиции для некоторых и магнетизмом современного творчества для иных.
И те и другие живут в одних городах, ходят в те же храмы, дружат и общаются.

Будва, курортная столица Черогории, ещё лет семьдесят назад, как и во времена венецианского правления, жила в пределах только старого города-крепости. Сейчас это наверное только один процент общей городской площади. Вокруг венецианской цитадели построены современные дома, гостиницы и аппартаменты.
Мы погуляли вчера по старому городу. Мне эта жизнь нового в старом почему-то особенно бросалась в глаза.

Старые ворота, им лет триста-четыреста, за это время кто только тут не ходил, увешаны объявлениями.



Площадь между храмами у моря, сейчас тут постоянно проходят ночные концерты на современной сцене.



Католический храм Иоанна Предтечи 1200 года (правда чинился после очередных войн и землетрясений). На алтарной стене современная мозаика из мурановского стекла. Пророк проповедует в Будве местному населению. Мозаика явно создана в стиле экспрессионизма. На ней узнаются черты острова св. Николая в городской бухте.
Местные сейчас называют остров Гаваями.



Постоянно встречали в разных кафешках Черногории ортодоксальных иудеев. Мы вовсю глазели на их библейский вид, они же внимательно изучали нас. Обязательно в кипах, белых рубашках, черных брюках, по бокам болтаются белые цициты (нити) от одетых под рубашку талитов. Как правило это были хасиды с огромными бородами.
К чему я всё это. В Будве встретил хасидов в шортах! Нити цицитов свисали ниже голых колен! Фотографировать постеснялся, правда.
Жена говорит, что теперь точно скоро конец света.

Пенопластовый колокол вряд ли когда-нибудь зазвонит. Он и не для этого, как и Царь колокол в Москве. Они для фоток рядом с ними.

Стояние на Угре

Сходили в поход, пожили лагерем на берегу Угры четыре ночи. Удивительный покой и тишина. Вокруг никого, только ночами кругом треск сучьев-звери, кабаны и олени, идут на водопой.


Когда-то тут погибла 33-я армия генерала Ефремова, около полумиллиона человек. Сам генерал застрелился, немцы похоронили его с почестями . Окопы тех времён ещё до сих пор почти в полный рост, несколько линий обороны прокопаны на десятки километров. "Помнишь Алеша дороги Смоленщины.."- это об этих местах.

Тут же неподалёку было стояние на Угре с ханом Ахматом, у деревни Колыхманово стоит монумент об этом напоминающий.

Было очень жарко, иногда просто вот до такой степени


А если выпить пива, то все возможно

И ещё фотки




Смерть Петровича

Умирать Петрович решил в своём загородной доме. Вместе с отцом они начали возводить его во времена Горбачевской перестройки, когда в стране царил дефицит всего на свете. Построенный как мозаика, из смешения разными правдами и неправдами добытых строительных материалов, неоднократно ремонтированный и переделанный, дом нёс в себе следы всех прожитых эпох от пережженного кирпича из распадающегося СССР до алхимии нанотехнологий. Всматриваясь в наслоения многочисленных отделок и улучшений, можно было как по годовым кольцам на дереве судить о приливах и отливах в жизни хозяина жилища. Весь этот хаос материалов и возможностей вкупе с читаемой повсюду постмодернистской анархией желаний приводил к философским размышлениям. Петрович, в десятый раз перекрашивая или переделывая что-нибудь, думал про себя: похоже царя Соломона осенило, что все проходит, когда он замышлял очередную перестройку в своем дворце. 
Когда отцу было уже за шестьдесят, он стал задумчивее, видимо уже чувствуя приближение старости и болезней. Один раз, по дороге в загородный дом, разглядывая лесной туннель, отец вздохнул:
- вот и жизнь прошла. 
- Пап, ещё надо дом доделать, внуки у тебя скоро пойдут, все только начинается.- испугался Петрович. Он всегда боялся мысли, что когда-нибудь отца не будет, убегая и прячась от неё, как ребенок от хулиганов. Именно прятался, а не прогонял этот страх, в то же время с боязливым любопытством поглядывая за ним из укрытия. В своей глубокой глубине он обреченно понимал неизбежность будущего, в котором ему предстояло стать семейным патриархом, страшно пугаясь непонятной ответственности сана. 

Поездка в Переславль-Залесский

Переславль-Залесский сейчас малый город в Ярославской области. В понедельник выдался общий семейный выходной и мы сорвались в туристско-паломническую поездку. Русская северная провинция притягивает нас, заржавевших Москвой, чистым снегом и воздухом, деревянными домами и заборами не совращенными пенотексом, каменными стенами домов и храмов, не прикрывающих свою зрелость молодящей еврокосметикой, а так же настоящим неспешным окающим разговором, где О не наше худое московское, а настоящее круглое, даже слегка расплющенное сверху вниз, так что остальные буквы в словах невольно теснятся, особенно тут не позавидуешь буквам Г и Р в слове ОгОрОд.
Первым местом программы был музей-усадьба "Ботик Петра 1". Ботик , один из первой Русской военной и при этом потешной флотилии, что шестнадцатилетний Петр строил на Плещеевом озере, теперь ветхий днями заслуженно почивает в построенном ещё в 1803 году для него павильоне. До него даже как до престола нельзя касаться посторонним, только благоговейнейшим музейным работникам.

Collapse )