Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

(no subject)

Не помню, писал ли об этом, но почему-то вспомнилось.

Мне хотелось в качестве диктатора на тотальный диктант в нашем Храме пригласить одного нашего прихожанина - заслуженного артиста России. Он играет в театре, много и в кино снимается, часто в исторических сериалах, а бывает, что и нехороших людей. Мне думается, его имя соберёт большую аудиторию. Но это, когда мы построимся.

А история моя такая.
Дома вечером пью чай и смотрю сериал, где Дмитрий играет очень плохого и жадного человека. Дочка третьеклассница вертится рядом и видя мою заинтересованность фильмом недовольно замечает:
⁃ Какой нехороший дядя, чего ты на него так смотришь?
⁃ Знаешь, он у меня вчера на исповеди был. - оправдался я.
⁃ Так значит он покаялся!

Поражённая девочка плюхнулась рядом уставясь на экран.

Собибор

Фильм поставлен по воспоминаниям Александра Печерского, возглавившего единственное во Второй Мировой успешное восстание в фашистском концентрационном лагере.

Режиссёрский дебют Константина Хабенского, наполненный  глубиной аналогий и метафор. 

Давно заметил, в искусстве талант и мысль не складываются, а умножаются, производя на свет новые порядки смыслов. А настоящий смысл - это вопрос, а не ответ, потому что вперед нас направляют и двигают именно вопросы. 

В каких-то своих смысловых глубинах фильм представляется мне продолжением  «Догвиля» Ларса фон Триера. У Триера жизнь городка заканчивается смертью всех его жителей, этаким "великим потопом» в малом масштабе. И только оставшийся пёс с библейским именем Моисей символизирует надежду для исхода из нравственного и жизненного тупика. 

У Хабенского новый Моисей - Печерский, выводит еврейский народ из фашистского плена. 

Библейские аналогии фильма сложно не заметить. Египетский плен, рабские работы, жестоковыйность фараона,  казни египетские и исход прочитываются в сюжете и эпизодах кинокартины. 

Фильм выразителен взглядами и глазами. Если бы человеческие взгляды можно было коллекционировать, то тут  предложено немало достойных экспонатов. 

Прямые, неопускающиеся глаза рабов, остающимися людьми, как у главного героя или молодой женщины в газовой камере, до конца смотрящих на главного убийцу и заставляющие его непонятно нервничать.

Collapse )