Category: наука

Наука и религия

Клирик нашего храма Иерей Сергий Парфёнов, кандидат физ-мат наук, начинает читать авторский курс лекций «Христианство и наука на путях диалога. Введение в метафизику гармонии научного      и религиозного знания».

Пояснительная записка к нему:


Круг вопросов, затрагиваемых в предлагаемом курсе лекций, имеет непосредственное отношение  к фундаментальной проблематике взаимосвязей Бог-человек-мир.  С момента формирования новой науки о природе в XVII в. - экспериментально-теоретического естествознания - происходит пересмотр античных и средневековых взглядов на природу. Ревизия традиционных взглядов на эти проблемы стимулировало ярко выраженное противостояние в подходах к пониманию оснований материального мира и человеческой жизни. Вместе с тем сформировавшаяся тенденция не могла не привести к существенным  изменениям в оценках соотношения гносеологических статусов  науки  и религии. Новоевропейская наука утвердила абсолютный мировоззренческий водораздел лапласовского толка, по которому "истинная" наука не нуждается в гипотезе Бога. Последовавшие впоследствии грандиозные социальные преобразования, беспрецедентные успехи науки и техники, приведшие к радикальным сдвигам в образовании  и культуре,  казалось бы, только утвердили такой модернизированный взгляд философских и богословских представлений об отношении науки  и религии, который оставлял за религией исключительно иррациональный фактор. Однако можно ли окончательно утверждать, что  сама наука в полной мере рациональна, или, говоря более обще, можно ли расценивать науку как исключительно автономное образование?   Философское и богословское осмысление тектонических сдвигов  в мировоззрении, последовавших за научными революциями в XX, дают веские основания в этом усомниться. Постоянно расширяющийся горизонт задач,  ставимых перед наукой, нарастающий поток научно-технических открытий в авангардных отраслях научного знания: физике элементарных частиц, квантовой физике, молекулярной биологии, генетике и др. все больше заостряет внимание на проблемах морально-нравственного толка, что определяет явную тенденцию формирования и развития диалога между религией  и наукой. Не последнее место  в этом занимают революционные открытия в фундаментальной физике XX в., вскрывшие проблематику, основу которой составляет иррациональная  компонента, созвучная с кредо Ансельма Кентерберийского - ”верю, чтобы лучше познавать”.
Сегодня, как никогда прежде, эти идеи находят отклик и в среде богословов. Среди актуальных и востребованных проблем сегодня можно назвать интеграционные вопросы взаимоотношения научного и религиозного знания, попытки выстроить диалог между наукой и религией, основанный на целостной системе рассуждений.
Целью курса является ознакомление слушателей с некоторыми проблемами, обсуждающимися по теме наука и религия: специфики, области компетенции, соотношения научного и религиозного опыта, в том числе c проблемой поиска и анализа общих базисных основ науки и религии. По мнению многих теологов, формирование целостного мировоззрения без учета таких интеграционных идей сегодня невозможно. Предлагаемый курс разработан  на основе лекций, прочитанных автором на миссионерском факультете ПСТГУ в 2008-2017 гг.

Первая лекция курса состоится в
Воскресенье, 20 октября, в 15-00
в актовом зале дома воскресной школы.
 
Адрес: ул. Вилиса Лациса, вл. 2. Храм свв. бесср. Космы и Дамиана
в Северном Тушине (приписной храм прп. Кирилла и Марии Радонежских). Приходской дом.
Контактный телефон храма: 8-916-795-53-97.
 
Приглашаются все желающие!

Главная теория

Если рассуждать о всеобщей теории нашего мира, то для меня моделью его является церковь.
В ней происходят таинственные преобразования скорби в радость, смерти в жизнь и наоборот, соответственно. И все зависит от наблюдателя, так же как в физических экспериментах, когда электрон может быть волной или частицей в зависимости от точки зрения.

Вот раньше беседовал со скорбящими и скорбел, а с радующимися радовался. А сейчас очень часто утешаюсь от скорбящих и печалюсь с радующимися.
Изменилось, похоже, место моего духовного наблюдателя.

Кроме того, как в любой теории, так и во всеобщей должны быть свои константы. Вроде числа е или скорости света. Но по логике главной теории они должны быть не логичными, т.е. не константами. Предполагаю, что они являются состояниями.
Вроде чувств.
Вроде константы, но переменчивой в своём настроении константы.
И познаёшь это, когда начинаешь веселиться от скорби и плакать от радости.

Тогда и второй закон термодинамики понимается как апокалипсис, вернее стремление мира к нему.
И наблюдатели за скорбью увеличивают его энтропию, а наблюдатели за радостью непостижимо уменьшают. И константа вдруг обнаруживает свою бесконечность, а ночь становится днём.

Интересно, завтра сам пойму, что написал?

Вдруг с утра константа изменится.

Профессор услышал

Солнце с любопытством заглядывало в окно, играя в зайчики в наполненной водой купели. Это понятно, ведь не каждый день приходит креститься профессор и доктор наук. Светила небесное и земное сегодня встретились в необычной обстановке. 

Профессор оказался пожилой худенькой женщиной с внимательными, живыми глазами, налитыми печалью. 

Когда я пришел, она уже ждала меня в храме и вскочив пошла навстречу танцующей походкой, характерной для пожилых людей. 

Усевшись на лавочку в церковном дворике мы начали предкрещальную беседу, я расспрашивал доктора наук о её жизни и постепенно проникался необыкновенным ароматом живой истории, исходящим от неё, будто от бокала сорокалетнего коньяка, который пробовал однажды. Но глоток истории меня пьянит и волнует всё-таки сильней коньяка.

Дедушка моей собеседницы - немец, приехавший служить русскому царю и получивший от него графский титул. Её отец, сподвижник Микояна, чудом избежавший репрессий благодаря защите своего патрона. Одна из сестер тоже профессор и доктор наук, сейчас живет в Венгрии. Другая сестра, самая красивая из всех, так и не окончила школы, но рано вышла замуж за дипломата, ставшего затем послом в ещё неразделенной Германии, а затем в ФРГ. Позже он служил во внешней разведке и был членом политбюро, закончив карьеру при Горбачёве. А брат профессорши преуспел в партийной работе, став последним первым секретарем горкома партии в Москве и тоже членом политбюро. 

Collapse )

Жизнь, она такая 2

Интересное продолжение имел разговор с молодым человеком, назвавшимся геем.
Писал о нем несколько постов назад.
https://maxminimum.livejournal.com/224915.html


Паренёк пришёл снова, счастливый и улыбающийся. Сообщил, что очень благодарен за помощь, он наладил отношения на работе и в личной жизни, взял себя в руки и даже закодировался. Его ‘друг’ тоже закодировался вместе с ним. Парень ещё ходил к психотерапевту и услышал те же советы, что и от меня, только другими словами. Но почему-то меня он воспринял сильнее (наверное психотерапевт его не обнял:))).

Теперь собирается приходить общаться почаще.

О теме гейства я опять не стал никак с ним говорить. Решил подождать, пока он сам не заговорит первый. Уже давно понял, если у человека грех не болит, то и бесполезно ему советовать, а тем более укорять. А теорию и так все знают.
То, что когда-то заболит, это точно.

А пока побуду добрым психотерапевтом.

(no subject)

Чем старее становишься, тем больше возрастает внутреннее противоречие между своей неповторимой исключительностью и вечной неизменностью бытия. 

Осознание себя личностью создаёт историю, собственную или общества в личном его понимании. А прикосновение к вечности утверждает в убеждении, что времени нет, а значит и нет никакой истории - всё вечно, ничего не меняется и наши предки отличались от нас лишь одеждой и сантехникой. И что прав Соломон. И кстати, это самый серьёзный внутренний довод против теории эволюции. 

Личное самосознание рождает страх смерти, а от ощущения вечности он исчезает. 

По-настоящему история начнётся, когда мы станем бессмертными. Благодаря воскресению или пусть даже науке. 

Заболел вчера чем-то, было плохо, даже думал, что так и умирают люди. Но при этом не было страха смерти, а было любопытство, что наконец-то начнётся история. А сегодня уже терпимо и на поправку и уже боюсь и жалею себя. И на фиг историю.