Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Благоразумный

Беседовал с парой, желающей венчаться.
Он, здоровенный мужик под пятьдесят, пришёл в спортивных штанах и в куртке с кучей лейблов. Сидел на скамье по-хозяйски расставив колени. Она двумя руками нежно и крепко держалась за его локоть, будто желая спрятаться там подмышкой.

Двадцать лет в браке, познакомились на автопарковке - он ей уступил парковочное место.

Расспрашивал по обычаю: когда стали верующими, почему решили венчаться.
Услышал от него интересную историю.

Середина девяностых, ехал в машине, вёз товарища на вокзал. Тот протянул ему автоиконки.

⁃ Зачем мне это на...
Возразил мужчина и забросил их в сторону.
Через минуту на пустой дороге он въехал в чей-то багажник.


Этот же друг вскоре стал его крёстным. Крестились в Лавре. Приехали заранее, в пять утра, на службу, было ещё темно. Неожиданно оглашённый почувствовал свет в куполе и, подняв голову, увидел летающих в свете голубей.

⁃ Что это? - ткнул он локтем крёстного.
⁃ Не отвлекайся, молись. - ответил друг, ничего не заметив.
Через несколько минут свет с голубями снова привлекли его внимание.
⁃ Похоже, это для тебя - заметил опять ничего не увидевший крестный.


Бывают у некоторых галлюцинации на почве религии, но мне этот здоровый толстокожий дядька казался не из таких. А тут он и сам сказал, что если бы не крестился тогда и не изменил жизнь, то давно бы лежал со своими товарищами.

Рекетир!

Стал расспрашивать, многие ли его товарищи тогда полегли.

⁃ Многие, выжили большей частью те, кто сумел перестроиться, изменить жизнь так или иначе.
⁃ В основном они сейчас депутаты в Подмосковье. - закончил он неожиданно.

Прочитав нечто в моих глазах, он торопливо прибавил:

⁃ Они хорошие депутаты, понимают народ и голосуют против повышения налогов.

Вполне верю.
Но вот хожу с мыслью, кем бы стал благоразумный разбойник, если бы не попался тогда?

Размышления о будущем

Что-то происходит с людьми и миром.
На уровне субъективных ощущений чувствую тектонические изменения в обществе. Может быть действительно мир после ковида станет другим, как сейчас многие говорят. Только каким, другим?

Эпидемия пройдёт когда-нибудь. Пусть даже через год. Пусть через два. Нефть подорожает или ещё больше подешевеет. Кто-то кого-то нагнёт, Америка Китай или наоборот. Может быть даже карта мира изменится или мировая валюта.
Но разве это изменения?
Разве это что-то другое?
Ерунда, по большому счету.

Попробую пояснить, что чувствую не ерундой.

Мне всегда хотелось сократить расстояние между собой и прихожанами. Понятно, что фамильярность и слишкомблизость тоже не комильфо, но и исторически сложившаяся отдалённость клира от мирян определенно вызывала дискомфорт. Расстояние я сокращал, не скрывая, а порой и демонстрируя своё человеческое: проявляя неуверенность и незнание, показывая сомнения, признавая ошибки. Порой такие попытки приводили к отдельным сближениям с людьми, даже иногда с перебором. Но как правило, люди не хотят сближаться. Им комфортней видеть в священниках неких старцев, все понимающих и знающих. Наверное, это естественная потребность человека обращаться в непонятных и сложных ситуациях к авторитетам. А с авторитетами же невозможно быть накоротке, иначе они перестанут ими быть.
Иногда у меня случались печальные случаи, когда расстояние сокращалось слишком резко, что приводило не сближению и пониманию, а к ещё большему отталкиванию.

Такие оттолкнувшиеся когда-то от кого-то люди пасутся (вернее их пасут) в ‘Руси державной’ , у Кураева, Калаказо, ещё где-то, не знаю. Или в политике на ‘Эхе Москвы’ или Проханова, например. Но это все местечковое, мирки, более или менее маленькие, ничего не меняющие, такие чайники с громким свистком.

А что происходит сейчас, на наших глазах.
Растерянность от неясности происходящего практически всех одновременно заставляет обратиться к общепризнанным авторитетам (в политике, в религии) с основными вопросами: что делать и кто виноват. А авторитеты, у которых по нашим понятиям всегда есть ответы, расчёты и чёткие знания , всенародно показывают своё человеческое. Они ошибаются, заявляют противоположное, демонстрируют растерянность, сами мечутся.

И расстояние между нами меняется. Пусть социальное расстояние увеличивается, но парадоксально человеческое сближение происходит. Мы их начинаем воспринимать, как людей, а не богов.
И момент бифуркации, на мой взгляд, в том и будет состоять, примут ли наши главные люди это сближение для себя или нет.
Если примут, то могут оседлать волну и мир станет гармоничней. ( Почему-то вспоминается Сталинское неформальное обращение ‘Братья и сёстры’ во время войны)
Не примут, то это уже будет слишком раскалённый чайник. Свисток может не выдержать.

Но, если происходящее в политике меня волнует опосредованно, то наши церковные движения трогают непосредственно.

Из выводов. Нам, профессиональным священнослужителям, надо менять высоту полёта и постепенно спускаться на землю.
И мне кажется, эта тенденция постепенно нарастает в нашей церкви, нуждающейся в отцах, а не Отцах.

Так, порассуждал, извините.
Спасибо, кто дочитал.

Музей геноцида армян в Ереване

- Мы находимся в музее геноцида армян! - произнесла экскурсовод и замолчала.

Пауза тянулась, мы ждали, невольно прислушиваясь к музейным шорохам и голосам гидов из других залов. Молчание из эпизода постепенно превращалась в первую сцену пьесы, на душе становилось тревожно и неуютно, я с нарастающим интересом вглядывался в нашу пожилую продолжательницу Вергилия. Она стояла будто выключенная, сложив руки на животе, прикрыв глаза и кажется даже не дышала. 

Нам говорили, что она одна из лучших гидов в музее и даже в своё время проводила экскурсию побывавшему тут Путину. Интересно, была ли пауза опробована на нашем президенте и что он тогда чувствовал. 

Наконец, когда молчание достигло предела, гид будто поймав волну открыла глаза, они постепенно разгорались как уголь в пономарке перед началом службы. Затем, обводя нас обжигающим взором и постепенно распрямляясь, она начала говорить. 

Цифры, даты, города и области, депортации, партии и движения, имена гонителей и гонимых, убийцы и жертвы, фотографии и факты, вызывающие ужас. 
Экскурсовод поводила указкой-карандашем, будто Гарри Потер волшебной палочкой, никого не оставляя равнодушным, некоторые затыкали уши и отходили: как все это можно слушать, другие сжимали скулы и обещали больше не ездить в Турецкий олинклюзив, кто-то утирал слёзы, все вздыхали. Сама она порой не могла говорить и кашляла, будто давилась переполнявшим её армянским горем. 

Кроме фоток, вызывающих общечеловеческий ужас в не зависимости от нации, мне запомнился эпизод мести одному из членов правительства младотурок, бежавшему в Берлин. Талаат-паша, бывший министр внутренних дел Турции был убит С. Тейрейляном, когда же последний был арестован, то не отпирался, а доказывал, что это было не убийство, а возмездие. Интересно, что немецкое правосудие оправдало убийцу, выпустил его из зала суда. 

В конце рассказа, гид опустила свой карандаш, устало улыбнулась и поблагодарила нас, глаза её затухали, как подёрнувшиеся пеплом угли, она вновь ссутулилась и сложила руки. 

В парке около музея многие мировые лидеры посадили деревья памяти, президенты, премьеры, папа Римский. Я мысленно тоже посадил там своё дерево. 

Немного фоток из музея



Сон

Госдума приняла закон, что зовут меня теперь не Максим, а просто Ксим и я иностранный агент. Президент подписал закон.
Теперь надо менять все документы и заново рукополагаться.
Не знаю, кому жаловаться.

Надпись под фоткой



Не умею болеть стихами,
Да и в прозе совсем не мастер,
Но на стуле, вместе с листами,
Я пою осенний блокбастер

Осень - санкция краске зелёной,
Пусть другие цвета смеются,
Но не долго, пока суровой
Антисанкцией не поперхнутся.

Томос томосом погоняет,
Вал девятый санкций несётся,
Буревестником стих летает,
Лист последний на стуле проснётся.

Хорошие перспективы

Саша ещё года полтора назад предлагал мне должность  представителя по православию, когда он вырастет и станет президентом земли. 

Я уже и позабыл о таком почетном ангажементе, но, оказывается, всё держится под контролем и на днях предложение было высказано повторно. Изменилась только Сашина  первая должность, теперь в океане будут созданы насыпные острова - его новое и сильное государство. Я же по прежнему предполагаюсь в звании представителя. 

Прикинув время, когда он повзрослеет и все устроит, я осторожно возразил:

— Саш, боюсь мне не дожить до твоих островов. 

Но он, поняв мои опасения по своему, пояснил без паузы:

— Не волнуйтесь, вам будет выделен персональный майбах-пульман.

— Хм. Знаешь, для меня главное, чтобы было интересно, а пульман-майбах, как получится.

— Еще  резиденция и личный вертолёт. - добавил он веса своему предложению.

— Да, это действительно становится интересным. - разглядывал я его с любопытством.

Будущий президент ещё немного приподнял планку:

—  Два телохранителя и храм по какому захотите проекту.

— Знаешь,  уже жалею, что не доживу до такого счастья. - улыбнулся я грустно.

— А! Это не проблема, у меня будет передовая наука. Мы вас оживим. - пообещал  мой президент. 


Осталось дождаться

Сашка, девятилетний паренёк, постоянно удивляет меня своими рассуждениями и фантазиями. Сегодня он сообщил мне, что собирается стать канцлером всей планеты. 
- А почему канцлером, а не президентом?
- Это понятно, канцлер же руководит сенатом. А если я буду руководить планетой без помощников, то у меня голова через месяц треснет. - сообщил паренёк. 
Я стоял в некотором смущении, вспоминая, что тоже когда-то хотел стать генеральным секретарем. Сашка же, по своему расценив моё молчание, по канцлерски решил повисший вопрос:
- А вас я назначу главным представителем православных при себе. Согласны?
Кивнув и вежливо поклонившись я согласился. 
- Православных от всех народов. - уточнил будущий канцлер прощаясь.

Странно, но уже не раз ловлю себя на мысли: чем же займусь, когда стану главным представителем? 
Хм. Дурацкий станиславский.

Мы плакали

В девятитысячной Мцхете четырнадцать монастырей. В четверг побывали в пяти. У врат монастыря Самтавру нищенка просила милостыню и предлагала веночки, сплетённые из астр. Подав ей один лари, одел венок на красивенькую Юлину голову. 
- О! Живите как хочется! - пожелала старушка. 
Шёл и думал, как же мне хочется жить? Мысли летели птахами, как и коньяк Сараджишвили, купленный по пути. В придорожной кафешке взяли кофе и справляясь о дороге в Ольгинский монастырь разговорились с двумя грузинками моего возраста. Почувствовав их расположение немножко перешёл границы обычного разговора, наверное потому что мне именно так хотелось жить: 
- Простите нас, мы вас обидели, а вы так добры к русским. 
- За что простить, это все политика - спокойно ответила Марико и стала рассказывать - знаете, у нас был такой дом в Гаграх, мы принимали гостей, каждый год меняли Волгу на новую, но дом отняли и нам пришлось бежать во время войны. Недавно купили коттедж в Мцхете, приезжайте, будем вам рады. А знаете что скажу, ваш Путин - второй Сталин, мы хотим быть с Вами, пусть он приходит в Грузию и объединить нас. 



Иногда мне мерещится, что я немного разбираюсь в людях, но тут ничего не понимал даже в себе и уже совсем не знал как мне хочется жить. 
Хотелось плакать. 
Спустившись от Ольгинского проходили мимо Гевсиманского монастыря. Из храма четыре парня в национальных костюмах выносили гроб покрытый грузинским флагом, следом шла процессия. Старушка поддерживаемая молодыми женщинами громко голосила. Вдоль дороги стояло полсотни машин, рядом несколько больших групп мужчин мрачно курили изредка переговариваясь. Одна из наших женщин посочувствовала стоящим об уходе близкого. Оказалось, это восемнадцатилетний мальчик погиб на войне в Абхазии двадцать лет назад и только сейчас удалось договориться о переносе останков. Прах семнадцати погибших воинов был вывезен и сегодня их похороны по всем регионам Грузии. 
- Простите нас! - воскликнула наша русская женщина.
- Зачем простите, причем тут вы, ваши ребята тоже гибли, это все политика. - Достал новую сигарету грузин.
Мы шли и плакали. 

Онищенко

Геннадий Онищенко, бывший глава Роспотребнадзора, сейчас кандидат в депутаты Госдумы. Так получилось, что встречался с ним в полуофициальной обстановке. За столом с закусками и напитками разговор шёл о многом, но зацепили две вещи из его рассказов. Это его приход к вере, когда он в 91 году был похищен в Чечне. Говорит, что ему чудом удалось спастись. Как-то сразу начинаешь уважать человека с таким опытом. А ещё его замечание, что пророк Моисей был первый санитарный врач на земле. Все карантины и дни очищения, которые установил Моисей для странствующего народа были по мнению Онищенко очень полезными санитарными мерами.
Подумалось: сейчас вошло в обычай избирать святых покровителей разным ведомствам и отраслям, можно было бы и пророка Моисея попросить стать ангелом Роспотребнадзора. Вдруг тогда назло санкциям и антисанкциям у нас выпадет манна, прилетят перепела и откроются источники, кончатся казни египетские и полетят чартеры в Египет, а кто хочет, яко посуху прейдет море Чермное по новому мосту в Крым.