Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Война и мир

Съездили с прихожанами на экскурсию.
Давно не ездили никуда. Решили возобновить поездки.
Для первой выбрали главный храм вооруженных сил в парке Патриот и Новоиерусалимский монастырь.

В новый военный храм давно хотелось съездить. Много отзывов. В инете, в основном, плохие, от побывавших там знакомых - хорошие.

От стоянки идти к храму через огромную площадь, по периметру которой располагаются музейные экспозиции под открытым небом, кафе и входы в музей.
Непривычный защитный зелёный цвет собора, поначалу, воспринимался некомфортно, хотя я уже много прочёл и услышал отзывов и впечатлений и вроде был готов. Но по мере приближения воображение подсказало, что здание собора мне напоминает закованного в латы и кольчугу богатыря. Тем более стены почти полностью покрыты металлическими деталями, а золотые купола сделаны в виде шлема Александра Невского с картины Нестерова.





Приехали мы рано утром, чтобы постоять на службе. Будний день. Вошли в храм через огромные железные ворота с горельефами Бориса и Глеба, сделанными в Шемякинском стиле. Храм совершенно пустой, совсем никого. Служба в боковом алтаре, рядом поёт взвод солдат срочников.



Над центральным алтарем парит огромная золотая скульптура Спасителя воскресшего в облаке взволнованных мозаичных серафимов ,за ними глубокий синий фон космоса, исполненный звёзд. Все это подсвечивается изнутри и снаружи так, что сразу веришь - тьма не может поглотить свет. С этим ощущением долго смотрел на центральную апсиду под пение хора и возгласы служащего.
Об этом образе больше всего встречал плохих мнений: спорно, нетрадиционно, неправославно, неканонично. Не знаю, но по мне, так художник подошёл к той грани, где сводит дыхание.

Стены храма покрыты мозаиками. Причём, их можно разделить на традиционные иконы и изображения воинов.
Первые, может быть, из-за своей привычности не производят сильного впечатления, а вторые, расположенные в основном на западной стене, довели некоторых из нас до слез. У меня в горле тоже стоял ком, когда я их разглядывал. Живые лица наверняка сделаны с военных фоток реальных воинов. Когда всматриваешься, обязательно приходят мысли о контрастах войны, смерти и жизни.
Возвращался и всматривался в эти парсуны по нескольку раз.
Есть в храме, если я правильно понял и новая иконография. Несколько образов Божией Матери среди военной разрухи и огня.
Фотки их не передают, но глаза увлажняются, когда стоишь под ними..




Пол и ступени в храме железные. Из больших плит с глубоким рельефом. Не представляю, как его очищают от грязи и свеч. Это кажется невозможно, но он чистый. Армия!

Снаружи собор весь в барельефах и металле. Кажется даже перегруженным деталями на среднем расстоянии. Но когда подходишь близко - разглядываешь. А стоишь далеко - все сливается в общем виде.
И этот общий вид, богатыря или какой-то неприступной небесной крепости на земле, подчеркивает и трагичность и радостность земной жизни.

Война и мир в камне и железе.

В конце, у разбитого танка почитали друг другу любимые стихи о войне. Спели несколько песен.
Уже неделя почти прошла, а впечатления не стираются. Хочется их оставить в памяти.


Двадцать лет спустя

Более 21-го года назад первой моей требой после рукоположения было освящение квартиры у одной, мне тогда казалось, пожилой пары.
Мы не расставались с Антониной и Николаем все эти годы. Постоянно виделись в храме, общались, крестили их внуков, служили молебны по разным случаем.
Николай Николаевич в этом году заболел, онкология. Похудел за тридцать килограмм, с трудом доходил до храма. Супруга на днях попросила меня его пособоровать.

Приехал на ту самою квартиру.
Пособоровал. Затем спросил:

⁃ Николай Николаевич, Вы как, надеетесь выздороветь или собираетесь уже?

⁃ Надежда конечно есть, как же без неё. Но мне, наверное, уже пора. 82 года все-таки. Пожил.

⁃ А не боитесь умирать?

Мужчина задумался на несколько секунд, улыбнулся:
⁃ Ну, волнуюсь конечно.

Ещё немного помолчал, затем:
⁃ Вообще-то готов.

Я вздохнул, собирая саквояж:
⁃ Вы там обо мне замолвите, а то я не все понимаю в своей жизни. Путаюсь сильно.

Николай Николаевич пожал плечами и снова понимающе улыбнулся.

Уходя, я замешкался соображая, как проститься. Сказал:
⁃ Я побежал. Не знаю, увидимся ли ещё.
⁃ Как получится, батюшка, бегите.

Так вот, все просто.

Музей геноцида армян в Ереване

- Мы находимся в музее геноцида армян! - произнесла экскурсовод и замолчала.

Пауза тянулась, мы ждали, невольно прислушиваясь к музейным шорохам и голосам гидов из других залов. Молчание из эпизода постепенно превращалась в первую сцену пьесы, на душе становилось тревожно и неуютно, я с нарастающим интересом вглядывался в нашу пожилую продолжательницу Вергилия. Она стояла будто выключенная, сложив руки на животе, прикрыв глаза и кажется даже не дышала. 

Нам говорили, что она одна из лучших гидов в музее и даже в своё время проводила экскурсию побывавшему тут Путину. Интересно, была ли пауза опробована на нашем президенте и что он тогда чувствовал. 

Наконец, когда молчание достигло предела, гид будто поймав волну открыла глаза, они постепенно разгорались как уголь в пономарке перед началом службы. Затем, обводя нас обжигающим взором и постепенно распрямляясь, она начала говорить. 

Цифры, даты, города и области, депортации, партии и движения, имена гонителей и гонимых, убийцы и жертвы, фотографии и факты, вызывающие ужас. 
Экскурсовод поводила указкой-карандашем, будто Гарри Потер волшебной палочкой, никого не оставляя равнодушным, некоторые затыкали уши и отходили: как все это можно слушать, другие сжимали скулы и обещали больше не ездить в Турецкий олинклюзив, кто-то утирал слёзы, все вздыхали. Сама она порой не могла говорить и кашляла, будто давилась переполнявшим её армянским горем. 

Кроме фоток, вызывающих общечеловеческий ужас в не зависимости от нации, мне запомнился эпизод мести одному из членов правительства младотурок, бежавшему в Берлин. Талаат-паша, бывший министр внутренних дел Турции был убит С. Тейрейляном, когда же последний был арестован, то не отпирался, а доказывал, что это было не убийство, а возмездие. Интересно, что немецкое правосудие оправдало убийцу, выпустил его из зала суда. 

В конце рассказа, гид опустила свой карандаш, устало улыбнулась и поблагодарила нас, глаза её затухали, как подёрнувшиеся пеплом угли, она вновь ссутулилась и сложила руки. 

В парке около музея многие мировые лидеры посадили деревья памяти, президенты, премьеры, папа Римский. Я мысленно тоже посадил там своё дерево. 

Немного фоток из музея



На полях

Несколько раз за последние пару лет брался за 'Обрыв' Гончарова, но дальше сотни страниц не заходил. А тут, в отпуске засунул толстый том в герму с вещами, собранными для байдарочного похода. 
Все, кого звали пойти вместе, отказались или не ответили и мы пошли одни. Оно и лучше, появилась возможность помолчать без церемоний, да побыть в себе. 
Связь кончилась на второй день, пошел дождь, я сидел под навесом над обрывом и читал 'Обрыв'. Книга держала, просыпаясь рано утром, хватал томик и выбравшись из палатки погружался в него посреди суходольных лугов или соснового бора. Даже с фонариком читал вечерами в палатке, пока мои могли терпеть. Разве в байдарке не раскрывал роман и то, потому что боялся намочить бумагу. Закончил в последний день недельного похода, даже заплакал читая пятую часть.
Хотя есть к чему придраться у классика, особенно к немного смазанному ненатуральному окончанию, но не буду тут писать рецензию.
Главное другое. Вдруг обратил внимание, что стал читать иначе, не как читатель, а как автор. Невольно ставлю себя больше на позицию сочинителя, чем героев. Страдаю и переживаю за книгу, как-будто сам её пишу. 
Надо будет проверить ощущение. 

Ещё задумался над проницательностью автора. Вера, героиня книги, начала восстанавливаться после своего падения, когда Татьяна Марковна, её бабушка, открыла ей, что сама пережила когда-то подобное. Очень сильный центральный момент романа. 
Тут есть тайна, даже таинство. 
На исповеди или в беседах, удаётся поддержать человека, если сам пережил что-то похожее. Тогда легко понимаешь ситуацию и состояние собеседника, становясь на его место. Делаешься что ли не читателем, а соавтором его романа. И пишешь его уже вместе. 
Когда же подобного опыта не имеешь, то остаётся только жалеть человека да включать воображение при попытках представить себе его состояние. Тут ты уже читатель, а не автор. А читатель автору может помочь только тем, что проявляет интерес к его книге. Значит, тот не зря дышит. Тоже конечно помощь, но это больше поддержка, чем выход. 
Поэтому мне и не удаётся помочь, например, людям пьющим. Могу их только жалеть, как больных страстью, так как сам страстен, хоть и другими страстями. Тут нужен метод, понятый Гончаровым и часто используемый в психологии, например в группах анонимных алкоголиков. 

Наверное поэтому многие и бегают у нас по духовникам и не могут остановиться, потому что не находят такого, кто пережил их страдание.

Армения

Съездили с группой прихожан в Армению на рубеже мая-июня. Путешествие, надеюсь, буду описывать, постепенно переваривая увиденное. 
Общее впечатление очень положительное. Прежде всего от людей, природы и истории. 
Collapse )

Савво-Сторожевский и Иосифо-Волоцкий

Закрыли сезон поездок приходским паломничеством в Савино-Сторожевский и Иосифо-Волоцкий монастыри. Хотя может быть ещё и съездим в ноябре в Новый Иерусалим, но посмотрю на какое настроение покажет мой внутренний компас. 

Выехали рано и прибыли в Звенигород в 7.30. Утренний туман покрывал долину с коттеджами и железной дорогой, будто свежий снег всю нашу житейскую неприглядность. Может быть именно за туман прп. Савва и выбрал это место для своего монастыря. Я бы выбрал, если бы..

Collapse )

Два пещерных монастыря в Вардзии

Недалеко от пещерного города Вардзия в Джамахетии мы посетили пару древних пещерных монастырей. 

Первый из них, основанный в 7 веке монастырь Ванские Пещеры. Двадцатиэтажный пещерный небоскрёб возвышается над Курой. Когда-то это был женский монастырь с очень жёсткими правилами. За нарушение устава монахинь сбрасывали со скалы, как сказал нам наш гид Дан.

К монастырю от шоссе ведет очень крутая дорога. Наш автобус не смог взять подъём и мы пошли пешком, периодически останавливаясь и отдыхая.

Collapse )

Паравани и Ниноцминда

Грузия, жаркая и приветливая страна. Уже писал, что самое горячее место у неё - Гареджи. летом там бывает пятьдесят в тени. Преподобный Давид, подозреваю, не случайно выбрал эту местность для своего уединения. 

А между между Джавахетским и Самсарским хребтами малого Кавказа на высоте двух тысяч метров находится озеро Паравани самое большое в стране и в самом холодном месте. Летом тут плюс восемнадцать, зимой минус сорок. Так что моя любимая Грузия может быть не только девушкой жаркой, но и ледяной. В своё время эти места были облюбованы духоборами, основавшими тут несколько сёл, в том числе и Богдановку, ныне названную Ниноцминдой. Говорят, что и сейчас там живет несколько сотен духоборов, но основная их масса эмигрировала в Канаду в девяностых. 

Фото из интернета
Collapse )

Саро

Грузия, подобно  красивой девушке, привлекает взор и вызывает желание познакомиться поближе. Уже третья поездка, как третье свидание, это ещё не предложение руки и сердца, но вполне осознанное увлечение.

У девушки очень почтенная  родословная, заставляющая уважать столь древний род.  Мегалиты Саро в Джавахетии- наглядная  презентация  грузинского этногенеза, думаю Лев Гумилёв был бы в восторге от неё. 

Мегалиты относятся к середине бронзового века, третье-четвертое тысячелетие до рождества Христова. Сейчас там рядышком прижалось к ним небольшое одноимённое поселение, а на месте древнего мегалитического капища расположен монастырь Архангелов. 

Collapse )

Третий день грузинского путешествия

Мы выехали из Мцхеты и по военно-грузинской дороге, вдоль Триалетского хребта через Боржоми направились в Месхетию и далее Джавахетию.

Конечно в Боржоми напившись из холодного и горячего источников,
Collapse )