Category: религия

Обращение

В феврале-марте подойдёт время строительства постоянного храма нашего прихода. 

Этому историческому для нас событию предшествовала долгая, многому нас научившая и подходящая к концу история проектирования храмового комплекса. 

Архитектора мы пригласили из творческой мастерской «Квадратура круга», нас покорил их проект православного храма в Рейкьявике. Очень хотелось, чтобы и наш храм был пусть и небольшим, но шагом вперёд в деле храмостроительства. 

Многим новый проект не понравился, в том числе моим близким и части прихожан. Проектировщик тоже попытался влиять на архитектуру, приводя разнообразные аргументы. Мы много встречались, обсуждали, что-то переделывали. Я колебался, но поддержка одного из патриархийных архитекторов, видимо уже уставшего от стандартов и реплик, а затем и самого Патриарха, неожиданно выделившего почти семь с половиной миллионов рублей на оплату проектных работ, укрепили меня в выборе и помогли устоять.

Архитектурной иконой храма была задана тема воспитания и подготовка детей к взрослой жизни в нашем современном мире. 

Это творческая задача решалась не только наличием придела в честь иконы Божией Матери «Воспитание» и устройством классов для будущей прогимназии, но и архитектурной концепцией, в которой традиционные композиционные формы сочетаются с современными методами формирования пространства. Гармоничное соединение традиции и нового, на мой взгляд, одна из важнейших задач современной педагогики.

Collapse )

Вспомни

Интересную историю услышал сегодня на исповеди от одной старушки.
Попросил у неё разрешение опубликовать рассказ.

Причащаю Людмилу Васильевну на дому уже лет семнадцать. Она онкобольная, почти не выходит из дома, но себя и свою однокомнатную квартиру на последнем этаже девятиэтажки содержит в порядке. Всегда горит лампадка перед иконами, а кровать под ними застелена красиво вышитым полотенцем.

Раза три-четыре в году она звонит мне и просит причастить. И при каждой встрече разговор заходит об единственном сыне. Он заботится о всех её житейских проблемах, обеспечивает необходимым, приезжает несколько раз в неделю с другого конца Москвы.

Хороший сын.

Сейчас ему сорок семь. Он состоялся и старается ничем не огорчать маму. А в детстве и по-молодости бывало хулиганил, врал, создавал проблемы. Однако никогда не просил прощения, а когда проделки обнаруживались, мать припирала его к стенке и требовала извинений. Он же отказывался просить прощения.
⁃ Почему?
⁃ Ты меня всё равно никогда не простишь. - махал он рукой.

Женщина недоумевала, почему он так считает? Этот разговор повторялся сотни раз, пока сын не вошёл в меру.

За почти два десятилетия болезни Людмила Васильевна постоянно возвращалась мыслями к этой странности сына. Искала причину. Молилась.
На прошлой недели вечером она читала свои вечерние молитвы и подустав, продолжила правило сев в кресло.
И незаметно заснула.

Снился ей сон, как она что-то обьясняет группе женщин с детьми. Те выполняют её указания, а один маленький мальчик сделал всё не так. Она повернулась, чтобы уйти, но кто-то остановил её:
⁃ Он же маленький, не понял вас наверное.

Тогда она вернулась, подошла к малышу и глядя на него думала: подойти обнять или всё-таки уйти.
Он ждуще смотрел ей в глаза.
Тут она проснулась так ничего не решив.

И вспомнила.

Сын в детстве любил играть в куклы, брал их в детский сад, но там ни с кем не делился. Обманывал, что мама его наказывает , если он даёт их играть другим. Воспитательница рассказала ей про это. Дома Людмила Васильевна отругала сына и припугнула, что если он будет говорить, что она его бьёт и наказывает за куклы, то её посадят в тюрьму, а его отдадут в детский дом. Затем к ним в гости зашёл её брат и она просидела с ним до поздна, так и не подойдя больше к сыну. Хотя чувствовала, что надо его пожалеть.
На следующий день он был задумчив и не взял с собой куклы, а в субботу они отнесли их на помойку по взаимному согласию.
С тех пор и начались эти странности.

Когда сын приехал на следующий день, она сказала ему:
⁃ Я хочу рассказать тебе кое что и попросить у тебя прощения.
⁃ Мам, я тебя прощаю от души, не волнуйся и ничего мне не рассказывай, даже знать не хочу за что.

Действительно, хороший сын.

Когда он уехал, женщина позвонила мне, сказав, что нуждается в исповеди.

Выйдя от Людмилы Васильевны, с волнением набрал номер дочери, которую вчера отругал и отказал в просьбе за капризы. Она несколько раз ходила вечером мимо меня, я не замечал.

Сочувствие

Очень часто нахожусь в ситуации, когда никак не могу помочь человеку, пришедшему на разговор или исповедь.
Ну какой можно дать совет взрослому человеку по-поводу болезней, профессиональных проблем, семейных неурядиц и много другого?

Общие слова, что Господь поможет, на всё Его воля, надо молиться и терпеть очень часто неуместны.
Чувствую, что порой просто нельзя их произносить, потому что они не помогут, только усугубят.

Тогда предпочитаю обходиться без советов и выражать сочувствие.

А когда человек все-таки ждёт от меня каких-то слов, то повторяю ему его ситуацию, как я её понял и вижу. И сам при этом искренне переживаю говоримое. И очень стараюсь не пользоваться учительным тоном, хотя не всегда получается. Видимо, это воспринимается как знак, что человек не одинок и почти всегда утешает собеседника.

Не знаю, что это действует, психология или простое сочувствие.
Да и неважно что.

Епархиальное собрание

Наконец собрание началось.
Патриарх вошёл в зал из южной двери за сценой.
⁃ Се жених грядет- затянул тихо, стоящий передо мной какой-то лысый батюшка.

После молитвы, рассадки президиума и выборов нового епархиального совета Патриарх заговорил о вчерашней атаке на ФСБ, заметив, что антитеррористическая тема для храмов сейчас принимает особую окраску.

Сам доклад начался с описания хроники украинского раскола. Святейший говорил захватывающе, слушалось так, будто читался интересный мемуар. В его слове приоткрывалась переговорная кухня. В частности, Патриарх отметил, что патр. Варфоломей был убеждён (видимо, так его информировали), что Большая часть украинской части РПЦ перейдёт к нему при даровании Томаса.
⁃ Я говорил ему при встрече, что этого не будет, но он, видимо, мне не поверил. - рассказывал нам Святейший. - всего два епископа и малое количество приходов перешло в раскол. Сейчас же понемногу начался обратный процесс.

Было подчёркнуто, что все эти события очень тесно увязаны с политикой и санкциями. США, послы и прочие деятели весьма постарались на этом поприще.

Интересная информация прозвучала об общецерковном принятии решений по автокефалии - если в течении 30 лет не будет оспорено, то значит принято, это было сказано по поводу отмены Томаса 17 века о передаче Украинских епархий Москве. Уже триста лет прошло и вдруг отменяют томос.

Затем, после традиционной статистики (в клире Москвы сейчас 33 архиерея, наверное сравнимо с количеством священников в 70-80-е), начался разговор о пастырстве.

На мой взгляд самая интересная часть доклада.
Мне понравилась его форма и тональность. Патриарх говорил выдержанно и профессионально.
Отметил про себя его замечание по исповеди: священник должен больше слушать и меньше говорить, стараться поменьше навязываться и навязывать своё мнение. Предостерегал от патернализма в окормлении и советовал придерживаться разумной отстранённости в отношениях.
Очень мне понравились рассуждения о понимании смысла духовного отцовства. Известная цитата «Отцом себе не называйте никого...» многих вводит в смущение, но и расставляет все по местам.

Если кратко, то смысл этого именования для священника больше указывает на идеал, чем на реальность.

Слушая доклады председателей отделов, я радовался, что есть такие умные и деятельные люди у нас в церкви и даже немного завидовал таким дарованиям. Те, кто старается что-то делать на приходах, думаю услышали не мало интересной информации. Я сделал много пометок в записной книжке и, в частности, понял, как получить гранты на хор наших «Алёшкинских матушек». Пора им уже выходить на белый свет из нашего приходского домика. Интересны мне так же были рассуждения отца Петра о работе с вузами.

Так же были традиционные ответы на вопросы.
Кто-то спросил о браке Пугачевой и Галкина, о браке Собчак.
Рассуждая об этом, Патриарх в частности вспомнил о прошении, написанным Пугачевой с просьбой о венчании с Киркоровым, где подписалась в конце: Вашего Высокопреосвященства недостойная послушница, раба Божия Алла.
Зал церковных соборов громко улыбнулся.
Интересные детали.
По этому поводу подходил к микрофону отец Чаплин, но не был так суров, как у себя в блоге.

Звучали вопросы о разрешении священникам носить обручальные кольца (разрешили вне службы), о служении с открытыми вратами (похоже скоро перестанем их закрывать), об анонимках на священников в епархию (их не рассматривают, если они не ложатся на уже известную информацию).

Любопытна была дискуссия начатая отцом Александром Борисовым об известных в Москве домах для бомжей «Ной». Отец Борисов призывал поддерживать это служение, а Владыко Пантелеймон резко доказывал, что с этой организацией не надо иметь дел, ссылаясь на свой опыт.
Отец Александр корректно, но остро возражал. К разговору подключился отец Игорь Фомин, поддержавший Борисова.
Кто-то попытался примирить позиции.
Патриарх молчал и слушал, высказавшись в конце как-то средне, но более в пользу отца Александра.
Интересно.


Собрание продолжалось необычно долго, до четырёх часов.
Патриарх явно не торопился, хотя в конце уже было заметно, что он устал.
Да и я тоже.

В очереди в гардероб подслушал впечатления о собрании стоявшего за мной известного протоиерея, авторитетные люди были весьма удовлетворены и даже удивлены всем сказанным и происшедшим.

«maxminimum»

Хотим расширить приходское кафе. Оно у нас под одной крышей с иконной лавкой, но церковная розница, как выясняется, сейчас уже работает не очень.
Поэтому, решили убрать стенку между кафе и лавкой и сделать большое кафе, дополненное сувенирным прилавком.
Сегодня за праздничным столом обсуждали название нашего заведения.
Когда-то мне, как любителю крафтового, хотелось возобновить традицию пивоварения подобно Соловковской и назвать кафе вроде вот так: “Приидите, пиво пием новое”. Но потом решил отложить приходское пивоварение на когда-нибудь ближе к пенсии.
Сегодня же сыпались новые названия:
⁃ Плашка. - по народному названию местности от ближайшего метро Планерная.

Потом пошли уточнения, мол надо обязательно церковную тематику в названии, чтобы всем было понятно, что это за кафе.
Не буду упоминать все промежуточные варианты, больше всех понравилось предложение матушки регента назвать заведение «Память смертная».
Первый раз в жизни это словосочетание вызвало у меня улыбку.
Есть что-то в этом, пить кофе с пирожками и размышлять о смерти.
Даже пошли предложения сделать «Память смертную» сетевым заведением.
Именинник предложил «Память смертная на Плашке».
Интересно конечно, но так и не решил до конца на чём остановиться.

Вот очень меня заинтересовали названия заведений на Ордынке и Сретенке: «Илларион» и «Несвятые святые».
Может пусть будет “maxminimum”?

(no subject)

Ездил вчера на встречу с предстоятелем американской православной церкви.
Событие проходило в соборной палате Свято-Тихоновского, бывшем епархиальном доме. Там где в 17-18 годах заседал поместный собор.
Митрополит говорил по английски, перевод шёл текстом на экране. Порадовался, что кое-что понимал из его речи. Пытаюсь сейчас подтянуть язык, сам не знаю для чего.


Мне очень понравились студенты, которые дежурили во время встречи и сидели в зале. Хорошие лица - современные, открытые, не загруженные, вежливые. Очень утешился, глядя на них.

Кстати, парковку нашёл только на Цветном бульваре и, решив пройти по сократу, дворами, засомневался и поинтересовался о дороге у группы молодых людей, куривших у торгового центра и видимо там работающих.

Я был в рясе и мне было интересно, какова будет их реакция на просьбу священника.
Надо сказать, не ожидал такой готовности объяснить мне путь. Обступили и очень уважительно рассказывали, поправляя друг друга и осторожно выпуская дым в сторону. Кто-то даже затушил сигарету.
У меня такое чувство, что реальный и виртуальный миры как-то мало пересекаются. В виртуальном нашу духовную нацию больше упрекают и ругают, если не смеются, а в реале я практически всегда при общении чувствую уважение.

(no subject)

Один читатель и комментатор этого журнала, поживший в своё время в монастыре полгода или год, как то сказал о современных обителях: монастырь, место, где мужики собираются в кружки.

На мой взгляд, он сформулировал духовный закон, пусть и в виде частного случая.
А сам закон можно приблизительно описать так: все важное, новое, интересное, талантливое, самобытное и необычное - в жизни превращается в кружок или в пределе секту.
Это касается конечно не только церкви, но так же всех интеллектуальных или социальных профессий.

Любой, даже отчасти церковный человек, легко читает это явление в священной истории:
Сам Христос и первые христиане, апостолы, среди которых уже были разделения, все настоящие святые и т.д. так или иначе организовывали свои «кружки».

Как священник вижу, что немало моих коллег являются центрами и вольными или невольными организаторами «кружков». Нередко бывает, что мы сами себе кружки или пусть для совсем малого количества близких людей. Понятно, что чем священнослужитель в чем-то талантливей, харизматичней и опытнее, тем больше и активней его круг.

Но вот для тех, кто является чисто духовным или интеллектуалом - это закон гарантирует физическую обреченность и гибель. Вся история, и не только церковная, об этом.
«В мире скорбны будете..» - всегда сбывающееся обещание для таких несистемщиков. Впрочем, гибель эта, конечно их победа, а не поражение. Это мы тоже знаем.

Как ни крути, но в мире имеют успех и возвышаются среди других только кружки экономические. Или те, что имеют в своей деятельности и экономическую сторону.
Поэтому и организуются монастыри, строятся церкви, для литераторов появляются издательства, а для ученых институты и университеты.

Это не спасает от скорби, а порой и усугубляет её, но деваться некуда.
Экономика, как некая энтропия, постепенно и неотвратимо побеждает. Она, как удав, обволакивает собой свою добычу. Она заставляет предавать самого себя.

Однако, удивительно, искры света в жизни и истории откуда-то всегда берутся, так что тьма экономики их не может поглотить. На мой взгляд - это чудо.


Странно об этом думать, чувствуешь обречённость, но не теряешь надежды.
Ощущаешь, что умер, но откуда-то искра и снова живёшь.

Наука и религия

Клирик нашего храма Иерей Сергий Парфёнов, кандидат физ-мат наук, начинает читать авторский курс лекций «Христианство и наука на путях диалога. Введение в метафизику гармонии научного      и религиозного знания».

Пояснительная записка к нему:


Круг вопросов, затрагиваемых в предлагаемом курсе лекций, имеет непосредственное отношение  к фундаментальной проблематике взаимосвязей Бог-человек-мир.  С момента формирования новой науки о природе в XVII в. - экспериментально-теоретического естествознания - происходит пересмотр античных и средневековых взглядов на природу. Ревизия традиционных взглядов на эти проблемы стимулировало ярко выраженное противостояние в подходах к пониманию оснований материального мира и человеческой жизни. Вместе с тем сформировавшаяся тенденция не могла не привести к существенным  изменениям в оценках соотношения гносеологических статусов  науки  и религии. Новоевропейская наука утвердила абсолютный мировоззренческий водораздел лапласовского толка, по которому "истинная" наука не нуждается в гипотезе Бога. Последовавшие впоследствии грандиозные социальные преобразования, беспрецедентные успехи науки и техники, приведшие к радикальным сдвигам в образовании  и культуре,  казалось бы, только утвердили такой модернизированный взгляд философских и богословских представлений об отношении науки  и религии, который оставлял за религией исключительно иррациональный фактор. Однако можно ли окончательно утверждать, что  сама наука в полной мере рациональна, или, говоря более обще, можно ли расценивать науку как исключительно автономное образование?   Философское и богословское осмысление тектонических сдвигов  в мировоззрении, последовавших за научными революциями в XX, дают веские основания в этом усомниться. Постоянно расширяющийся горизонт задач,  ставимых перед наукой, нарастающий поток научно-технических открытий в авангардных отраслях научного знания: физике элементарных частиц, квантовой физике, молекулярной биологии, генетике и др. все больше заостряет внимание на проблемах морально-нравственного толка, что определяет явную тенденцию формирования и развития диалога между религией  и наукой. Не последнее место  в этом занимают революционные открытия в фундаментальной физике XX в., вскрывшие проблематику, основу которой составляет иррациональная  компонента, созвучная с кредо Ансельма Кентерберийского - ”верю, чтобы лучше познавать”.
Сегодня, как никогда прежде, эти идеи находят отклик и в среде богословов. Среди актуальных и востребованных проблем сегодня можно назвать интеграционные вопросы взаимоотношения научного и религиозного знания, попытки выстроить диалог между наукой и религией, основанный на целостной системе рассуждений.
Целью курса является ознакомление слушателей с некоторыми проблемами, обсуждающимися по теме наука и религия: специфики, области компетенции, соотношения научного и религиозного опыта, в том числе c проблемой поиска и анализа общих базисных основ науки и религии. По мнению многих теологов, формирование целостного мировоззрения без учета таких интеграционных идей сегодня невозможно. Предлагаемый курс разработан  на основе лекций, прочитанных автором на миссионерском факультете ПСТГУ в 2008-2017 гг.

Первая лекция курса состоится в
Воскресенье, 20 октября, в 15-00
в актовом зале дома воскресной школы.
 
Адрес: ул. Вилиса Лациса, вл. 2. Храм свв. бесср. Космы и Дамиана
в Северном Тушине (приписной храм прп. Кирилла и Марии Радонежских). Приходской дом.
Контактный телефон храма: 8-916-795-53-97.
 
Приглашаются все желающие!

(no subject)

Служил акафист в центре реабилитации инвалидов. 
Пришло человек двенадцать. По глазам и вопросам понял, что присутствуют в основном не церковные, поэтому рассказал им о смысле молитвы, о такой её форме, как акафисты и предложил подпевать окончания кондаков и икосов. 

Читал и ощущал всей спиной, что люди позади меня не понимают текстов. Привычные мне и полюбившиеся византийские обороты и сравнения не приносили привычного удовлетворения. Все эти неискусомужнии и благосеннолиственные царапали язык. 

По ходу акафиста стал размышлять, как бы его адаптировпть немного ближе к современному языку для использования в подобных местах для неискусных в церковнославянском. 

Когда закончил молебен и оглянулся, то с удивлением увидел благодарные, а не облегченно выдохнувшие лица. А одна из женщин даже попросила ещё прочесть Отче Наш. 

Когда расходились, подошел мужчина, представился мусульманином и извинился за присутствие:

- Тут муллы нашего нет, а помолиться хотелось, может и нельзя мне, простите, но я вам благодарен, интересно у вас. 

- Почему же нельзя, всех зовем. Мулле поклон, он похоже вас приучил к молитве. - поблагодарил я его. 

Потом поделился своим ощущением во время чтении с нашей сестрой милосердия при центре реабилитации. Она удивилась, хорошо молилось, говорит и добавила: а один мужчина, что с деформированной головой после службы сказал, что ему очень понравился текст и попросил дать ему его для жены. 

Хожу и думаю теперь. Мне тут везде последнее время мерещится реконструкция, кажется, что нужны новые формы, что многое устарело в языке, богослужениях, облачениях. А тут вот все оказывается прекрасно работает. По крайней мере в центре реабилитации, где людям больше важна суть.
Немного успокоился и сделал вывод, что не всегда надо слушать внутренний голос. Мешает молиться.

Как жалко!

Уже не раз замечал такое явление, как грех дня. Когда очень многие каются на исповеди в определённой страсти.
Последний раз более всего выделялись гнев и раздражение, особенно на ближних.
Одна женщина после рассказа о своих отношениях с дочерью всплеснула руками и ёмко подвела итог:

- Как же мне её жалко, она так страдает от меня!

Я внутренне улыбнулся такому раздвоенному состоянию и вдруг подумал о себе: ёлки-палки, а меня ведь уже давно не хватает для многих обязательств и отношений - не успеваю, не позвоню, не поздравлю, не вспомню, не посочувствую. Сколько обиженных из-за моего невнимания и забывчивости! А люди же ждут и надеются, верят в меня, а меня не хватает! Про семью уже и не говорю, отдаю им только зарплату и усталость.

Подумал так и мысленно воскликнул: как же мне их жалко!