Category: семья

Разговор

Мужчина, слегка подвыпив, расслабился. Сидел в позе мыслителя, присматриваясь ко мне. Похоже, ему захотелось поделиться и высказать что-то волнующее. Может оправдаться и утвердиться, а может раскаяться.
Некоторое время он ерзал в этой позе и постоянно смотрел на меня так, будто хотел что-то сказать, затем отворачивался к окну и поворачивался назад с видом, будто говорить совсем не хочет.

Не хотелось и мне. Но мы сидели в межобластной электричке на соседних местах и разговор был предопределён. 

Он начал первый. Спросил, а почему нельзя спать с женщиной, когда никому от этого не плохо, а даже хорошо. И физически, и эмоционально, и душевно. Почему церковь запрещает?

Говорить не церковному человеку, что это заповедь, мне не хотелось. Обычно, этот прямой ответ на светских не действует, требуется объяснение, обоснование, некий логический аргумент. 
Он ждал и мне пришлось начать долгую историю о двусоставности человека. О душе и теле. О том, что человек не вещь, чтобы им пользоваться. Что, конечно, никто не запрещает, живите, как хотите, но мы не так задуманы и его вопросы, похоже, от того, что что-то не так.

Мыслитель смотрел на меня, пытаясь понять мысль. Молодая пара впереди перестала общаться и склонила уши к межкреселью. После молчания сосед поделился новым:

- Моя семья в непростой ситуации, жена постоянно требует отчетов и пытается командовать, хотя все хозяйство и бюджет держится на мне. Периодически случаются очень серьёзные кризисы, я был готов уйти, тем более дети выросли и уже нет прежней ответственности. Может она так старается меня удержать, но получается наоборот и чем дальше, тем хуже. Я ей изменил от усталости, уже не хотел с ней. Но после того случая стало иначе, отношения улучшались, семья сохранилась. Потом было ещё подобное. И снова наша семья сохранялась. Я понял, что супруга, не смотря ни на что, мне дорога. Скажите тогда, какой грех был бы тяжелей? Измена или развод? И почему это тогда грех?

Он замолчал и внезапно задремал, откинувшись в кресле. Я был рад, что больше не надо отвечать. 
Потому что не чувствовал себя судьёй.
Засомневался я что-то. Вспомнил Антония великого с его судьбами Божьими и сам стал задрёмывать, в полусне всплыла шутка, присланная по вацапу знакомым директором, предлагавшим встретиться: грех предаваться унынию, когда есть другие грехи. 

Проснувшись по прибытии, посвежевший мыслитель меня долго благодарил. 
Я не понимал за что.
- За беседу. - ответил он.
Не с кем человеку беседовать, подумал я и поймал себя на чувстве, что тоже ему благодарен.

Новая семья

Иногда, по своим спортивным увлечениям, пересекаюсь со знакомым психотерапевтом.
Дядька солидный, с молодой женой в свои шестьдесят, обширной клиентурой и собственным водителем. Ему любопытно со мной разговаривать.

Перед Новым годом встретились в раздевалке. После приветствий знакомый заметил, что у меня изменился голос.

⁃ Ты случайно вокалом не занимаешься? - поинтересовался он.

⁃ Странно. Никто мне раньше не говорил, что голос изменился. Даже жена. Занимаюсь, но только пару месяцев как. Без успехов, но мне очень нравится. Ещё английский начал опять учить в сентябре. Может и он повлиял.

Психотерапевт заинтересовался:

⁃ А ты семью не поменял? Обычно новые увлечения в таком возрасте связаны с семейными изменениями. А ты и спортом, музыкой, языком вдруг занялся. Что-то должно вдохновлять.

⁃ Нет. У меня прежняя семья. - в свою очередь удивился я.

Разговор запомнился. Не раз возвращался в мыслях к замечанию знакомого. Задавался вопросом, что же меня вдохновляет?

А на Рождество, после ночной службы, понял, что наш приход стал для меня семьёй. Как это пафосно не звучит.
И многие события и люди из него действуют на меня вдохновляюще, побуждая к новым интересам.

Более того, мне даже обидно, что не могу заниматься всем, что делается на приходе. Ещё бы научиться рисовать, танцевать и готовить.
Жалко времени нет.
Разве что, когда английский выучу и петь научусь.

Помысел

Дочка с супругой устали и решили остаться еще на понедельник на даче, прогуляв школу.
У меня же обычно по понедельникам выходной.

Утром проснулись, в доме прохладно. Пошёл смотреть газовый котёл, оказывается насос при котле коротнул и сломался, а из его корпуса капала вода.

Пришлось посвящать выходной насосу.
Между хлопотами супруга сказала:

⁃ Знаешь, я вчера думала, какую причину указать классной руководительнице, почему дочери нет в школе. И у меня вертелась мысль сказать, что на даче насос сломался. Но я её не приняла! - быстро добавила она, уловив мой выразительный взгляд.

Интересная тема материальности помыслов. Одни, мимолётные, сразу воплощаются, а другие ну никак не хотят, как их не думай.

Надо бы на всякий случай составить список помыслов, которые никак нельзя рассматривать, а то мало ли чего.

Как жалко!

Уже не раз замечал такое явление, как грех дня. Когда очень многие каются на исповеди в определённой страсти.
Последний раз более всего выделялись гнев и раздражение, особенно на ближних.
Одна женщина после рассказа о своих отношениях с дочерью всплеснула руками и ёмко подвела итог:

- Как же мне её жалко, она так страдает от меня!

Я внутренне улыбнулся такому раздвоенному состоянию и вдруг подумал о себе: ёлки-палки, а меня ведь уже давно не хватает для многих обязательств и отношений - не успеваю, не позвоню, не поздравлю, не вспомню, не посочувствую. Сколько обиженных из-за моего невнимания и забывчивости! А люди же ждут и надеются, верят в меня, а меня не хватает! Про семью уже и не говорю, отдаю им только зарплату и усталость.

Подумал так и мысленно воскликнул: как же мне их жалко!

Что тут скажешь

Одна за другой подошли две женщины.

— Батюшка, почему у тех кто гулял и жил как хотелось, всё хорошо со здоровьем и личной жизнью, а у меня и здоровье и семья не сложились, хотя я очень старалась жить правильно?

— Мне очень тяжело вдруг стало, не знаю где искать помощи, даже в церковь первый раз пришла! Я провела бурную молодость и мужу изменяла тоже, теперь места себе не нахожу, очень тяжело на душе, не знаю как дальше жить.

Я вздыхал и жалел обеих.

Отцы

Два разговора.


— Батюшка, скажите, а могу ли я, имею ли право,  в пятьдесят лет завести новую семью и родить ребёнка?

— Мы все можем, но вряд ли я смогу дать Вам совет, ничего про Вас не зная.

— Мы с женой прожили двадцать лет, дочке сейчас как раз двадцатый. Только первый год жили хорошо, а потом стали ссориться и не понимать друг друга, я всё время терпел, ставил себе сроки: пусть дочке исполнится семь лет и она будет помнить отца, затем двенадцать, чтобы она могла выбрать с кем ей жить, после ждал окончания школы, сейчас ей почти двадцать, а тут кризис, появились материальные проблемы и жена сама меня бросила. У меня очень хорошее образование, диссертацию я писал в Англии, поэтому работа нашлась и я задался вопросом новой семьи. Мне так хочется иметь единомышленника,  жить в согласии и взаимной заботе. К сожалению, с женой у нас только материальные вопросы обсуждались.

— Знаете, от души желаю Вам найти родного человека. Но, скажите, мне очень интересно, Вы не жалеете, что так много времени потратили на неудачный брак?

— Нет. Я ведь получил огромный опыт и  дочку вырастил. 



— Батюшка, меня очень мучает, что мои дети растут без меня.

— Вы развелись? И много у Вас детей?

— Пятеро. Жена сама от меня ушла. 

— Ушла с пятью детьми?

— Да, говорит, что у меня деспотичный характер. - смиренно сказал мой второй собеседник.

— Чем же Вы её так довели, что она решилась?

— Переживал за всё, истерил наверное.

— А сейчас Вы один живёте?

Collapse )

Судьба

«Все люди сами за себя. И я сам за себя. Но как-то странно у некоторых женщин это за себя устроено» - думал отец Дмитрий, сидя на лавочке между двумя женщинами.

Он их сразу выделил среди прихожан из-за какой-то особенной внешней неясности. Видно было, что это две разновозрастных сестры или, скорее, мать и дочь, очень похожие фигурами и чертами лица с понимающим выражением в глазах. И в этих чертах с выражением присутствовало  нечто, заставляющее остановиться взгляд  мужчины. Нельзя было назвать их красивыми, может быть только милыми, но эта некрасивость  притягивала внимание посильней иной красоты.  Одеты они были изящно-скромно, по-церковному, с явным желанием угодить храмовым цензорам.

Священник профессионально заметил  обращенные к незнакомкам невольные косые взгляды молящихся в храме мужчин. Только один из них, неженатый Сергей, был погружён в себя и не замечал стоящих рядом новых прихожанок.

После службы женщины долго ждали пока священник освободится. Батюшка специально тянул время,  копошась в алтаре, необъяснимо не желая с ними беседовать. Наконец он заставил себя выйти в храм.

Они сели и женщины по очереди принялись рассказывать ему о своих жизнях, а отец Дмитрий слушал и с нарастающим недоумением размышлял о судьбах человеческих. 

Collapse )

Папа

Двенадцатого марта исполнится два года как не стало Папы. Только-только стал понимать всю родительскую деликатность, удивительную тактичную молчаливость, такое рискованное доверие.
Как священник постоянно встречаюсь с проблемами людей выросших в неполных семьях, вижу как девочки, а потом и женщины не понимают, что такое мужчина в семье, как мальчики не взрослеют и не хотят принимать мужскую ответственность. Как страдают семьи состоящие из таких, не видевших живого примера семейного быта, не говорю счастья, супругов. Но замечал так же, что дети из неполных семей, где родители не разошлись, то есть не бросили (не предали) детей, просто кто то из них умер или погиб, гораздо больше ориентируются в семейной ответственности.
Родители моего папы сидели при Сталине. Отец был отдан в детский дом. Родители мамы рано умерли, старшая дочь заботилась о своих четырёх сёстрах. Тогда всем было трудно, но не было предательства и может быть поэтому уважение друг к другу в нашей семье было главным семейным принципом. Папа много мог и умел, был матросом на рыбацком судне, поднимал целину, строил Норильск, умел драться и ничего не боялся (один раз спасая друга побил восьмерых), многого достиг в жизни, мы до сих пор живем благополучно благодаря ему.
Много могу рассказать про отца, вот одно из его воспоминаний.
Он был участником фестиваля молодежи и студентов в Финляндии в 1962 году. Часть нашей делегации жила на корабле, в каюте с отцом помещались легкоатлет Валерий Брумель, певец Муслим Магомаев и поэт Евгений Евтушенко. Отец всегда тепло вспоминал их. Все были молодые и с азартом жизни. Папа рассказывал, Муслим всегда был готов петь, останавливался на улице и пел, собирая вокруг людей. Евгений следил за собой, накладывал себе на лицо всякие маски, Валера шутил с ним: Жень, я когда нибудь перепутаю тебя с женщиной.


Когда отца не стало, я только тогда понял сколько места он занимал во мне, пустота эта так и не заполнилась и, хотя я сам уже взрослый и уважаемый, до сих пор безмолвно кричу "Папа!", когда не знаю, что делать.